С.В. Ефимов,
заместитель директора музея
по научно-просветительской и выставочной работе,
кандидат исторических наук

 

 

Краги Петра I .
Посвящается дню рождения первого российского императора

 

В собрании Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, основы которого были заложены Петром I в 1703 г., бережно хранятся реликвии, связанные с именем основателя Санкт-Петербурга и первого российского императора. Несомненный интерес вызывают предметы личного обмундирования первого российского императора.

К мемориальным памятникам Полтавской баталии относятся кожаные краги, которые были на Петре I во время баталии.  Эти краги – единственное, что сохранилось в музее от мундира Петра I, который был на нем во время сражения.

Краги кожаные для конного строя,
которые были на Петре I во время Полтавского сражения 27 июня 1709 г.

Мундир по форме офицера лейб-гвардии Преображенского полка включал в себя кафтан с широкими красными обшлагами и золочеными пуговицами, шляпу-треуголку черного цвета из фетра, бело-сине-красный офицерский шарф и офицерский шейный знак – горжет.

В шейном знаке сохранилась небольшая вмятина, возможно – это след от шведской пули. Сохранилась легенда о том, что вражеская пуля попала государю в нательный крест-мощевик. Этот крест называли Константиновским, по преданию он некогда принадлежал императору Константину Великому и вместе с находившимися в нем святыми мощами был прислан с Афона царю Федору Иоанновичу. Крест украшали надписи: «Спаси Господи люди своя и благослови достояние свое, победу даруй Благоверному царю нашему Федору [Иоанновичу]» и «Имеяя веру непостыдную и исполняя заповеди Божия, победит враги своя». В XVIII в. эта реликвия хранилась в Успенском соборе Московского Кремля, откуда бесследно исчезла после нашествия французов в 1812 г.

Мундир по форме Лейб-гвардии Преображенского полка,
который был на Петре во время Полтавского сражения 27 июня 1709 г.
Артиллерийский музей. Фотография начала XX века.

Скорее всего, таким крестом мог быть не нательный крест, а андреевский крест на горжете. Следы этого креста видны на поверхности металла, сам же крест бесследно исчез после революционных потрясений 1917 г. Судя по тому, что пуля не пробила горжет, она находилась на излете, либо попала рикошетом.

Мундир по форме Лейб-гвардии Преображенского полка,
который был на Петре во время Полтавского сражения 27 июня 1709 г.
Государственный Эрмитаж

Как известно Петр I лично участвовал в Полтавском сражении и неоднократно подвергался опасности. Об этом свидетельствует, например, «Обстоятельная реляция» о баталии. В ней, в частности, говорится: «И тако, милостию всевышнего, совершенная виктория, которой подобно мало слыхано и видано, с лехким трудом против гордого неприятеля чрез его царское величество славное оружие и персоналной храброй и мудрой привод одержана, ибо его величество в том воистинно свою храбрость, мудрое великодушие и воинское искусство, не опасаясь никагого страха своей царской высокой особе, в вышшем градусе показал, и при том шляпа на нем пулею пробита».  

Петр I на коне.  Гравюра Алексея Зубова
и Питера Пикарта. 1721 г.

Датский посланник Юст Юль отмечал, что во время боя треуголку царя «вдоль [ее] поля черкнула пуля. Захвати эта пуля хотя бы всего на один палец в строну, и царь был бы убит; из этого видно, что [самому] Богу было угодно сохранить его жизнь». По мнению старшего научного сотрудника Государственного Эрмитажа С.Л. Плотникова, исследовавшего как саму треуголку, так и все известные изображения Петра I в этом мундире, выстрел в царя был сделан снизу вверх. Скорее всего, в государя, сидевшего на лошади, выстрелил шведский пехотинец.

К сожалению, «историческое» отверстие в шляпе было аккуратно кем-то заштопано во время позднейших реставраций.

Полтавская баталия. Гравюра Алексея Зубова
и Питера Пикарта. 1715 г.

Петр I очень гордился своим боевым мундиром. В дни празднования годовщины Полтавской победы, а таковая отмечалась ежегодно и была «викториальным» днем, царь одевал его во время торжественного молебна и парада. Ю. Юль писал 27 июня 1710 г. «В этот день на царе была шляпа, которую он носил в Полтавском бою». Другой иностранный наблюдатель - камер-юнкер голштинского герцога Ф.-В. Берхгольц  во время торжеств 27 июня 1721 г. видел царя «в том самом одеянии, который было на нем в день Полтавского сражения, то есть в зеленом кафтане с небольшими красными отворотами, поверх которых была надета простая черная кожаная портупея. На ногах у него были зеленые чулки и старые изношенные башмаки. В правой руке он держал пику, как полковник гвардии, а левою придерживал под мышкой старую, очень простую шляпу».

Полтавская баталия (первый этап).
Гравюра Николаса Лармессена (1684-1755),
по оригиналу Дени Мартена Младшего. 1725 г.

После смерти Петра Великого его полтавский мундир хранился в Кунсткамере Санкт-Петербургской Академии наук. В 1827 г. по распоряжению императора Николая I он вместе с другими военными реликвиями был передан в Достопамятный зал, преобразованный затем в Артиллерийский музей.

Полтавская баталия (второй этап).
Гравюра Николаса Лармессена (1684-1755),
по оригиналу Дени Мартена Младшего. 1725 г.

В 1937 г. мундир отправили в Эрмитаж на временную выставку «Военное прошлое русского народа в памятниках искусства и предметах вооружения XVII – начала XIX в.».

Петр I командует артиллерией в Полтавском сражении.
Художники А. Соколов и А. Семенов. 1959 г.

В годы Великой Отечественной войны мундир вместе с эрмитажным собранием оказался в эвакуации в Екатеринбурге, где некоторое время экспонировался на выставке «Героическое прошлое русского народа».

После войны мундир в АИМ уже не вернулся. В 1959 г. по распоряжению Министерства культуры СССР он окончательно был передан в Государственный Эрмитаж.  В том же году он был представлен на выставке, посвященной 250-летию Полтавской победы. Таким образом, уникальный памятник русской истории - полтавский мундир Петра I оказался разделенным между музеями.

Торжественное вступление русских войск в Москву
после Полтавской победы 21 декабря 1709 года.
Гравюра Питера Пикарта. 1711 г.

Остается загадкой судьба «полтавской» шпаги Петра, которая видна на фотографии начала  XX века. Следы ее теряются после революции. Достаточно простая по оформлению, она, возможно, попала в какое-либо музейное собрание, но атрибутировать ее, как принадлежавшую Петра I, теперь затруднительно.

Торжественное вступление русских войск
в Москву после полтавской победы 21 декабря 1709 г.
Гравюра А.Ф. Зубова. 1711 г. (второй вариант)