История ракетного вооружения

Экспозиция зала посвящена истории развития ракетного оружия, начиная с XVII в. В нем представлены экспонаты и материалы от первых простейших пиротехнических и боевых ракет до современных ракетных комплексов Сухопутных войск различного назначения.

Ракеты создавались во многих странах и были известны многим народам, однако первые из них, по-видимому, появились или раньше, или одновременно с изобретением ствольного огнестрельного оружия. Выдающийся русский ученый генерал К.И.Константинов писал, что «ракеты вошли в употребление для военных действий одновременно с изобретением артиллерийских орудий и употреблялись почти везде, где только употребляли порох».

 

В начале XVII в. Россия располагала сведениями об устройстве, изготовлении, хранении и применении зажигательных, сигнальных и фейерверочных ракет, изложенными в «Уставе ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки», составленном в 1607 и 1621 гг. и состоящем из 663 указов, или статей, выбранных из иностранных военных книг. Поэтому он не может являться документом, подтверждающим использование ракет в России до XVII в.

 

Первые документальные сведения о применении ракет в России относятся ко 2-й половине XVII в. В исторической литературе приводится описание фейерверка, устроенного в Великом Устюге в 1675 г. С этого времени пиротехнические ракеты стали применяться довольно широко. Их производство особенно возросло после создания в Москве в начале 80-х гг. XVII в. специальной пиротехнической лаборатории, названной ракетным заведением, в котором изготовлялись ракеты и пиротехнические составы к ним. В 1717 г. на вооружение русской армии впервые была принята сигнальная (осветительная) ракета, макет которой представлен в экспозиции.

 

В России работы над боевыми ракетами начались в 1810 г. В 1814–1817 гг. член Военно-ученого комитета А.И. Картмазов изготовил и испытал первые в стране 2-, 2,5- и 3,6-дюймовые (дм.) боевые зажигательные и фугасные пороховые ракеты с боковым стабилизатором (хвостом), имевшие максимальную дальность полета от 1,5 до 3 км. Но эти ракеты не были окончательно отработаны и на вооружение не принимались.

 

В 1815–1817 гг. русский артиллерист, герой Отечественной войны 1812 г. А.Д.Засядко на свои средства создал 2-, 2,5- и 4-дм. зажигательные и фугасные ракеты с боковым стабилизатором (дальность полета 1,6–2,7 км) и пусковые станки к ним, которые прошли войсковые испытания, однако на вооружение приняты не были.

 

В 1823–1825 гг. были созданы и испытаны 2-, 2,5-, 3- и 4-дм. ракеты с центральным стабилизатором и дальностью полета 1; 1,7; 2,2 и 2,7 км соответственно и 1-, 4- и 8-зарядные пусковые станки, а в 1826–1827 гг. — более совершенные 6-ствольные пусковые станки. Одновременно после принятия на вооружение началось производство боевых ракет с центральным стабилизатором, 1- и 6-зарядных пусковых станков.

 

Для массового производства ракет в 1826 г. в Петербурге создается первое ракетное заведение, а в 1832 г. все уже имевшиеся в России ракетные заведения включаются в состав Петербургского.

 

В апреле 1827 г. была сформирована ракетная рота (в 1831 г. переименована в батарею). Она стала первым и единственным в русской армии постоянным ракетным подразделением (упразднена в апреле 1856 г.). Рота подчинялась ракетному заведению и предназначалась для совместных действий с пехотой и кавалерией, а в мирное время — для обучения войск.

 

Русские войска впервые применили ракетное оружие в августе 1827 г. на Кавказе в ходе русско-иранской войны 1826–1828 гг. Наиболее массовое применение русских боевых ракет имело место во время русско-турецкой войны 1828–1829 гг. Только в кампанию 1828 г. был произведен пуск 1191 ракеты (380 зажигательных и 811 фугасных), причем большинство из них при осаде крепости Варны.

 

В 1834 г. талантливый военный инженер К.А.Шильдер, совершенствуя разработанную им трубную контрминную систему при обороне крепостей, разработал конструкцию подземной пусковой установки, имевшей наклонную направляющую трубчатого типа, а также ракеты усиленного фугасного действия. Он же впервые в истории ракетной техники применил электрозапал для воспламенения твердого ракетного топлива (пороха). К.А.Шильдер сконструировал и испытал в августе 1834 г. первые в мире ракетоносную подводную лодку и паром, вооруженные установками для запуска ракет, в том числе и из подводного положения. Таким образом, 1-я половина XIX в. характерна созданием и сравнительно широким боевым применением ракетного оружия. В экспозиции представлены опытные ракеты этого времени А.И.Картмазова и А.Д.Засядко, образцы первых пусковых станков, чертежи (рисунки) ракет А.Д.Засядко, подземной пусковой установки, подводной лодки и парома К.А.Шильдера, копии документов.

 

В 1840–1860-е гг. наибольший вклад в развитие ракетного оружия и теории его боевого применения внес выдающийся представитель русской артиллерийской школы, ученый и изобретатель генерал-лейтенант Константин Иванович Константинов. В 1850–1859 гг. он возглавлял Петербургское ракетное заведение, а с 1859 г. исполнял должность заведующего приготовлением и употреблением ракет. Своей научной и изобретательской работой К. И. Константинов совершил подлинный переворот в ракетостроении того времени и способствовал тому, что русская ракетная техника заняла ведущее место в мире. Он разработал основы экспериментальной ракетодинамики, научные методы проектирования боевых твердотопливных ракет, а также контроля при их испытаниях и создал ряд приборов и устройств для определения баллистических характеристик. Кроме того, изобретатель выступил как новатор в области производства ракет, наладил их массовое изготовление, много сделал для механизации и безопасности технологического процесса, разработав более совершенный метод производства ракет с применением ряда новых, сконструированных им станков и мощных гидравлических прессов для запрессовки ракетного заряда.

 

К. И. Константинов создал 2-, 2,5- и 4-дм. ракеты и пусковые станки к ним. По сравнению с ракетами 1820–1840-х гг. ракеты Константинова имели большую дальность полета, более высокую точность стрельбы и надежность, а также выдерживали более длительные сроки хранения. Максимальная дальность полета 2-дм. ракет составляла 2,6 км, а 4-дм. — 5,3 км. Они имели равную и даже большую дальность стрельбы, чем соответствующие им по калибру первые образцы полевых артиллерийских орудий, были приняты на вооружение русской армии и изготовлялись Петербургским ракетным заведением.

 

Пусковые станки Константинова не имели принципиальных отличий от станков 1820–1830-х гг., но были более совершенными, портативными и удобными в переноске и перевозке, обеспечивали более высокую скорострельность и точность стрельбы, особенно в горной местности.

 

В 1856 г. К. И. Константинов разработал проект нового ракетного заведения и сконструировал для него машинное оборудование. В начале 1870-х гг. в г. Николаеве по этому проекту был построен ракетный завод.

 

В середине XIX в. ракетное оружие получило широкое распространение. Боевые ракеты были введены на вооружение почти во всех военных округах, ими вооружались и корабли военно-морского флота, а также военно-морские базы.

 

В 1850-е гг. ракетное оружие получило сравнительно широкое боевое применение, особенно во время Крымской войны 1853–1856 гг., когда ракеты Константинова использовались в полевых сражениях, при осаде и штурме крепостей, обороне Севастополя.

 

Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. на Балканах и в Закавказье были применены новые 2-дм. фугасные ракеты, головная часть которых снаряжалась бездымным пироксилиновым порохом, более мощным, чем дымный.

 

Таким образом, во 2-й половине XIX в. ракетное оружие получило дальнейшее развитие, однако научно-технический уровень ракетостроения оставался низким. В результате боевые ракеты стали уступать быстро прогрессирующей ствольной артиллерии. Особенно явно это проявилось после создания нарезных дальнобойных орудий, заряжающихся с казенной части, изобретения бездымного пороха и продолговатых снарядов. Ракетное оружие постепенно утрачивало свое значение и в 1860–1890-е гг. было снято с производства во всех армиях. В России производство боевых ракет продолжалось дольше, чем в других странах. В январе 1886 г. Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления принял решение о прекращении их изготовления, и они были сняты с вооружения в конце XIX в.

 

В экспозиции этот период представлен 2-дм. ракетами обр. 1851 г., станком для пеших и конных команд конструкции К. И. Константинова, а также 3-дм. спасательной ракетой его конструкции с дальностью полета с тросом 523 м, которая использовалась на спасательных станциях в Балтийском море; 2-дм. фугасной пироксилиновой ракетой В. В. Нечаева, 76-мм осветительной ракетой обр. 1886 г., широко применявшейся во время русско-японской и Первой мировой войн; фотографиями и другими материалами.

 

Несмотря на то, что боевые ракеты были сняты с вооружения, в начале XX в. изыскания по ним продолжились. Были предложены новые решения, касающиеся увеличения дальности полета и точности стрельбы (М. М. Поморцев), проекты ракеты вращающегося типа и многоствольные наземные и самолетные пусковые установки (И. В. Воловский), проводились работы по созданию боевых зенитных твердотопливных ракет (Н. В. Герасимов) и было предложено новое ракетное топливо — бездымный пироксилиновый порох (И. П. Граве). Материалы на эту тему, копии чертежей, фотографии находятся в двух витринах.

 

Однако одним из препятствий на пути дальнейшего развития ракетной техники являлось отсутствие теоретических основ. Необходимость решения этой проблемы была осознана русскими учеными. В конце XIX — начале XX в. в России над ней работали Н.И.Кибальчич, И.В.Мещерский, Н.Е.Жуковский, С.С.Неждановский, Ф.А.Цандер, Ю.В.Кондратюк и др. Они внесли существенный вклад в теорию реактивного движения. Однако цельной теории реактивного движения не существовало.

 

Основоположником теории реактивного движения — ракетодинамики и космонавтики стал выдающийся ученый К.Э.Циолковский, который с 1883 г. и до последних дней своей жизни много и плодотворно работал над решением проблем ракетной техники и космических полетов. Он впервые в мире строго научно решил основные вопросы теории реактивного движения и заложил теоретические основы современной ракетной техники и космических полетов. Деятельность названных исследователей освещена в двух витринах экспозиции.

 

К началу 20-х гг. XX в. в России, в основном, были разработаны теоретические основы ракетной техники и созданы предпосылки для перехода к практическим работам: созданию научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций. Первая такая государственная организация, получившая название «Лаборатория для разработки изобретения инженера Тихомирова», была создана 21 мая 1921 г. в Москве. В 1927 г. ее перевели в Ленинград и в июне 1928 г. преобразовали в Газодинамическую лабораторию (ГДЛ). Начав свою деятельность с реализации полетов реактивных торпед, ГДЛ перешла к разработке боевых твердотопливных ракет (реактивных снарядов) на бездымном порохе. 3 марта 1928 г. был впервые произведен пуск созданного в ГДЛ активно-реактивного 82-мм снаряда с зарядом из крупношашечного бездымного пороха, в 1930–1933 гг. разработаны невращающиеся оперенные и вращающиеся турбореактивные снаряды. С мая 1929 г. начались теоретические и экспериментальные исследования по жидкостным и электрическим ракетным двигателям (ЖРД и ЭРД).

 

Таким образом, в ГДЛ были заложены основы отечественного ракетного двигателестроения, положено начало разработке теории проектирования, методов конструирования и испытаний, созданы и испытаны первые в нашей стране ЖРД, ЭРД и реактивные снаряды.

 

В сентябре 1931 г. в Москве была организована Группа изучения реактивного движения (ГИРД), которая занималась научно-технической пропагандой, объединением и подготовкой специалистов в данной области, а с 18 ноября 1931 г. она приступила к научно-исследовательской и проектно-конструкторской разработке баллистических и крылатых ракет. В ГИРД в 1933 г. были созданы и испытаны первые опытные баллистические ракеты и заложены основы отечественного ракетостроения.

 

21 сентября 1933 г. на базе ГДЛ и ГИРД в Москве был создан Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ, с декабря 1936 г. — НИИ-3), в котором проводились широкие научные исследования по твердотопливным, жидкостным и комбинированным ракетным двигателям, по теории полета баллистических и крылатых ракет, автоматическому управлению их полетом. Там же было спроектировано несколько баллистических и экспериментальных крылатых ракет и ракетопланеров, созданы усовершенствованные реактивные снаряды и пусковые установки к ним, в том числе и знаменитая боевая машина БМ-13 (легендарная «Катюша»).

Боевая машина БМ-13 «Катюша» с реактивными снарядами М-13

В ходе этих работ был сделан ряд открытий, предложено большое число проектов систем, агрегатов и устройств, получивших впоследствии применение в ракетной технике.

 

Подробные сведения о ГДЛ, ГИРД, РНИИ, их ведущих сотрудниках и результатах деятельности демонстрируются в турникете «Создание опытных ракетных двигателей и ракет, реактивных снарядов и пусковых установок в предвоенные годы (1921–1941)».

 

В экспозиции этого периода можно увидеть опытные ракетные моторы, первые опытные баллистические жидкостные ракеты, 82-мм авиационный реактивный снаряд РС-82 и первую реактивную систему залпового огня - боевую машину БМ-13 с реактивным снарядом М-13, положившую начало созданию специальных войск для боевого применения ракетного оружия.

 

К началу Великой Отечественной войны, 21 июня 1941 г., боевые машины БМ-13 и РС М-13 были приняты на вооружение. Тяжелая обстановка, сложившаяся в начале войны, потребовала быстрейшего ввода в строй нового ракетного оружия и оснащения им Сухопутных войск. Перестройка промышленности, связанная с выпуском ракетного оружия, была осуществлена в короткие сроки, к его производству привлекли большое число предприятий (уже в июле-августе 1941 г. — 214 заводов), что обеспечило поступление в войска этой боевой техники. Одновременно с развертыванием производства были продолжены работы по созданию новых и совершенствованию имевшихся образцов реактивных снарядов и пусковых установок.

 

С 30 июля 1941 г. приступило к работе специальное конструкторское бюро (СКБ) при московском заводе «Компрессор» — головное конструкторское бюро по пусковым установкам, а сам завод стал головным предприятием по их производству. Это СКБ под руководством начальника и главного конструктора В.П. Бармина за годы войны разработало 78 образцов пусковых установок различного типа, монтируемых на автомобилях, тракторах, танках, железнодорожных платформах, речных и морских кораблях. Тридцать шесть из них были приняты на вооружение, освоены промышленностью и использовались в боевых действиях. В их числе представленные в экспозиции боевые машины БМ-8-48 и БМ-31-12, пусковые станки М-30. Фотографии многих из них размещены в турникете «Реактивные снаряды и пусковые установки периода Великой Отечественной войны». Большое внимание уделялось производству реактивных снарядов, созданию новых и совершенствованию имеющихся образцов. Модернизации подвергся 82-мм реактивный снаряд М-8, были созданы реактивные снаряды мощного фугасного действия: 132-мм М-20, 300-мм М-30 и М-31; увеличенной дальности — М-13 ДД и улучшенной кучности — М-13 УК и М-31 УК. Все они с подробными аннотациями размещены в экспозиции.

 

Таким образом, во время Великой Отечественной войны развитие ракетного вооружения шло по пути увеличения фугасного действия, дальности полета реактивных снарядов и улучшения их кучности, а также совершенствования конструкции пусковых установок. В результате этого к концу войны на вооружении реактивной артиллерии находились вполне современные, достаточно мощные реактивные снаряды и самоходные многозарядные пусковые установки, отвечающие маневренному характеру боевых действий. В годы войны произошел невиданный количественный рост реактивной артиллерии: с июля 1941 по декабрь 1944 г. промышленность страны изготовила 10 114 самоходных многозарядных пусковых установок, в том числе 2086–БМ-8, 6844–БМ-13 и 1184–БМ-31-12, а также более 12 млн. 570 тыс. реактивных снарядов всех типов и калибров, из которых было израсходовано в ходе боевых действий более 7 млн 487 тыс.

 

С началом войны в составе Вооруженных сил СССР были созданы специальные войска для боевого применения ракетного оружия. Это были ракетные войска, но в период войны они именовались гвардейскими минометными частями (ГМЧ), а впоследствии, вплоть до настоящего времени, — реактивной артиллерией. Первой организационной формой ГМЧ стали отдельные батареи и дивизионы. Первая ракетная батарея из семи имевшихся опытных пусковых установок и небольшого количества снарядов М-13 к ним под командованием капитана И.А.Флёрова была сформирована в течение трех–четырех дней и 2июля 1941г. отправлена на Западный фронт, где вошла в состав 20-й армии. 14 июля 1941 г. в 15 ч 15 мин батарея произвела первый залп из всех установок по железнодорожной станции Орша, где было сосредоточено большое количество живой силы и боевой техники противника. В результате мощного огневого удара одновременно 112 реактивными снарядами над станцией поднялось огневое зарево: горели вражеские эшелоны, рвались боеприпасы. Ошеломленные внезапным огненным смерчем, гитлеровцы в панике разбегались. Боевая эффективность нового оружия превзошла все ожидания. Первой ракетной батарее и первому ракетному дивизиону в экспозиции посвящены две витрины с текстами, схемами и фотографиями.

 

Первый опыт применения ракетного оружия показал его высокую боевую эффективность, что явилось одной из причин ускоренного строительства ГМЧ. Созданием и боевым применением ГМЧ непосредственно руководил Государственный комитет обороны (ГКО) и Ставка Верховного Главнокомандования. 8 сентября 1941 г. ГКО принял решение о создании специальных органов управления гвардейскими минометными частями в лице Командующего, Военного совета, Штаба и Главного управления вооружения. Командующий гвардейскими минометными частями одновременно являлся заместителем наркома обороны и подчинялся непосредственно Ставке ВГК. Для руководства боевой деятельностью и снабжением ГМЧ на фронте 9 сентября было принято решение о создании оперативных групп ГМЧ фронтов, а 12 ноября 1941 г. — и армейских оперативных групп ГМЧ.

 

С созданием центральных фронтовых и армейских органов управления, формирования и снабжения произошло организационное оформление ГМЧ, и они фактически превратились в самостоятельный ракетный род войск в составе Сухопутных войск.

 

К концу войны реактивная артиллерия имела 40 отдельных дивизионов (38 М-13 и 2 М-8), 115 полков (96 М-13 и 19 М-8), 40 отдельных бригад (27 М-31 и 13 М-31-12) и 7 дивизий — всего 519 дивизионов.

 

В турникете «Гвардейские минометные части в годы Великой Отечественной войны» — тексты и фотографии руководящего состава центральных органов управления ГМЧ, начальников оперативных групп ГМЧ фронтов (с 1944 г. — заместителей командующих фронтами по ГМЧ), Героев Советского Союза ГМЧ. В другом турникете, расположенном рядом, отражены боевые пути 2-й гвардейской минометной Городокской Краснознаменной ордена Александра Невского дивизии и 21-го гвардейского минометного Симферопольского Краснознаменного орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского полка.

 

Зал украшают 16 боевых знамен гвардейских минометных соединений и частей.

 

В послевоенный период дальнейшее развитие получила реактивная артиллерия. В начале 1950-х гг. были разработаны и приняты на вооружение пусковые установки второго поколения, экспонируемые в зале, — БМ-14, БМ-24, представляющие собой первые отечественные системы с турбореактивными (вращающимися) реактивными снарядами. Они отличались от систем БМ-13 и БМ-31-12 большей дальностью стрельбы, улучшенной кучностью и повышенной мощностью действия снаряда у цели. В зале также находится дальнобойная 200-мм реактивная система БМД-20 с оперенным реактивным снарядом.

 

С 1963 по 1989 гг. на вооружение принимаются разработанные в ГНПП «Сплав» (главный конструктор А. Н. Ганичев) принципиально новые реактивные системы залпового огня (РСЗО) третьего поколения, в которых нашла отражение тенденция значительного увеличения дальности стрельбы и мощности залпа. Это 122-мм 40-ствольная РСЗО «Град» (1963), «Град-В» (1967), «Град-1» (1976), «Прима» (1989); 220-мм 16-ствольная РСЗО «Ураган» (1975), обеспечивающая поражение целей на удалении от 10 до 35 км и имеющая реактивные снаряды с боевыми частями различного назначения, и 300-мм 12-ствольная дальнобойная РСЗО «Смерч» (1987), не имеющая аналогов в мировой практике. К ней впервые был создан управляемый реактивный снаряд, имеющий систему угловой стабилизации на активном участке траектории и систему коррекции дальности, что улучшило кучность и точность стрельбы более чем в два раза по сравнению с неуправляемым снарядом. Дальность стрельбы «Смерча» от 20 до 70 км, что сопоставимо с дальностью тактических ракетных комплексов. В обширном разделе экспозиции РСЗО представлены реактивные снаряды с различными боевыми частями, пусковые установки и их макеты, электрифицированные стенды, схемы, фотографии, тексты и другие материалы, а также одноствольные РСЗО «Град-П» (1965) и «Иллюминация».

 

В этом же разделе находится экспозиционный комплекс, посвященный выдающемуся конструктору реактивных систем залпового огня А. Н. Ганичеву.

 

Зарождение и развитие практического отечественного ракетостроения связано прежде всего с работой коллектива специального конструкторского бюро НИИ-88, возглавляемого Сергеем Павловичем Королевым, главным конструктором первой баллистической ракеты дальнего действия, являющейся фактически копией германской управляемой ракеты А-4 (Фау-2). Коллектив С. П. Королева последовательно прошел все этапы освоения А-4 — от изучения документации на прототип до его воспроизводства в отечественных условиях и летных испытаний, для которых в 100 км юго-восточнее Сталинграда недалеко от населенного пункта Капустин Яр был создан Государственный центральный полигон (ГЦП) № 4.

 

Первая воспроизведенная ракета А-4 стартовала на полигоне 18 октября 1947 г. Параллельно с ее летно-конструкторскими испытаниями СКБ С. П. Королева делало и советский аналог — ракету Р-1, частично свободную от недостатков А-4 (в основном в части надежности).

 

Первая отечественная баллистическая ракета Р-1 (дальность полета 270 км) стартовала 17 сентября 1948 г., а 25 ноября 1950 г. была принята на вооружение. Параллельно в сентябре–октябре 1949 г. проводились летные испытания отечественной ракеты Р-2, в некотором роде аналога Р-1, правда, с существенным изменением концепции: в конструкцию ракеты ввели отделяющуюся головную часть, несущий бак горючего, увеличили габариты.

Жидкостные ракетные двигатели от баллистических ракет. 1950-1951 гг.

27 ноября 1951 г. ракету Р-2 с дальностью полета до 600 км приняли на вооружение, а в 1952–1953 гг. шесть бригад особого назначения были вооружены ракетами Р-1 и Р-2 с головными частями обычного (фугасного) снаряжения.

 

Во 2-й половине 1950-х гг. под руководством С. П. Королева были разработаны и приняты на вооружение первые оперативно-тактические ракетные комплексы второго поколения на высококипящих компонентах ракетного топлива (керосин–азотная кислота): в 1955 г. ракетный комплекс с оперативно-тактической ракетой 8А61 (Р-11), а в августе 1957 г. — комплекс 8К11 с ракетой Р-11М, которая представляла собой модернизацию 8А61, приспособленную для тяжелой боевой части с ядерным зарядом. Эти ракеты имели сравнительно меньшие габариты и массу. Ракета 8А61, например, имея такую же дальность полета, что и Р-1, была в 2,3 раза легче.

 

Затем на вооружение Сухопутных войск в 1962 г. принят ракетный комплекс 9К72 с жидкостной ракетой 8К14, имевшей более совершенную конструкцию (при стартовой массе ракеты 5,8 т и боевой ядерной части 989 кг она обладала дальностью полета 50–300 км), а в 1965 г. — ракетный комплекс 9К76 с двухступенчатой твердотопливной ракетой 9М76, дальность полета которой составляла 300–900 км.

 

В экспозиции можно увидеть ракету Р-2, ракетные двигатели Р-1 и Р-2, морской вариант ракеты Р-11 — ракету Р-11ФМ, ракету 8К14, макеты пусковой установки 9П117 и ракету 9М76, а также комплект приборов для наведения оперативно-тактических ракет и электронно-вычислительную машину 9В51 для подготовки данных их запуска.

 

Ракетным комплексом третьего поколения являлся принятый на вооружение в 1980 г. совершенный и уникальный ракетный комплекс 9К714 «Ока» с твердотопливной ракетой 9М714 (дальность полета — 50–400 км). В этом комплексе были воплощены все достижения науки и техники того периода, реализованы новые технические решения, значительно расширены боевые возможности ракетного вооружения Сухопутных войск. Однако совершенно необоснованно этот комплекс, равно как и «Темп-С», по договору с США от 8 декабря 1987 г. был ликвидирован (под сокращение попадали ракеты с дальностью полета 500 и более километров).

 

В настоящее время разработан новый ракетный комплекс взамен «Оки» — «Искандер-Э». В некотором роде он аналог «Оки», но более совершенный. Благодаря реализации принятых методов управления и наведения, управления на всей траектории полета, широкому набору мощных боевых частей и обеспечению комплексирования бортовой системы управления (СУ) с различными системами коррекции и самонаведения, а также высокой вероятности выполнения боевой задачи в условиях активного противодействия типовые цели поражаются всего одной-двумя ракетами, что по эффективности эквивалентно применению ядерного боеприпаса.

 

Впервые в мире ракетный комплекс с дальностью стрельбы до 280 км способен решать все боевые задачи с использованием боевых частей неядерного снаряжения и имеет две ракеты на пусковой установке, что значительно повышает огневую производительность. Все это позволяет считать «Искандер-Э» ракетным комплексом ХХI века.

 
Боевые машины с ракетами противотанковых ракетных комплексов. 1960 г.

Ракетно-ядерное оружие нашло широкое распространение во всех видах Вооруженных сил: Ракетных войсках стратегического назначения, войсках ПВО, Военно-воздушных силах, Военно-морском флоте. В экспозиции представлены модели ракетного крейсера «Грозный», фронтового истребителя МиГ-21, макет зенитной управляемой ракеты войск ПВО, фотографии стратегической ракеты на параде, пуска баллистиче-ской ракеты с подводной лодки, ракеты ПВО и СВ на стенде.

 

В Сухопутных войсках, кроме оперативно-тактических комплексов, были созданы и получили развитие тактические, противотанковые и зенитные ракетные комплексы.

 

Противотанковые управляемые ракеты — ПТУР (ранее именовались управляемыми снарядами — ПТУРС) являются наиболее эффективным средством борьбы с танками. Они обладают большей по сравнению с другими средствами, в том числе противотанковыми пушками, дальностью стрельбы, высокой вероятностью поражения бронецелей и имеют небольшие габариты и массу. Противотанковые ракеты в совокупности с пусковыми установками и специальной аппаратурой образуют ракетные комплексы (ПТРК), которые могут быть переносными, возимыми и возимо-переносными.

 
Боевая машина 2П26 с четырьмя ракетами 3М6 противотанкового ракетного комплекса 2К15 «Шмель». 1960 г.

Первое поколение ПТРК появилось в начале 1960-х гг., когда в 1960 г. были приняты на вооружение ПТРК «Шмель» (управление по проводной линии связи) и «Фаланга» (радиоуправление), а в 1963 г. — «Малютка» с управлением по проводам в переносном и машинном вариантах, которые представлены в экспозиции. Управление в этих комплексах было ручное: наводчик должен был следить (по прицелу) одновременно за ракетой и целью и вручную вырабатывать команды управления. Это требовало большого опыта и натренированности наводчиков, жесткого отбора их и длительного обучения с помощью тренажеров.

 

Все принятые на вооружение ПТРК в 1970–1980-е гг. были комплексами второго поколения и имели полуавтоматическую систему наведения, с помощью которой через оптический прицел наводчик следил только за целью, а слежение за ракетой и выработка команд управления осуществлялись автоматически наземной аппаратурой. К ним относятся экспонируемые ПТРК «Метис», «Фагот», «Конкурс», «Штурм-С».

 

Положительной особенностью ПТРК второго поколения является размещение ракет в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК). Ракета, готовая к боевому применению, хранится, транспортируется и устанавливается на пусковой установке в контейнере. Техническое состояние ракеты контролируется без извлечения из контейнера. Размещение ракеты в ТПК повышает ее сохранность и боеготовность, а также упрощает размещение на различных носителях. К ПТР 3-го поколения относятся “Корнет“ и “Хризантема“. В этом разделе находится экспозиционный комплекс, посвященный выдающемуся конструктору ракетно-артиллерийского вооружения, главному конструктору ПТРК «Фаланга» А. Э. Нудельману.

 

Первые из тактических ракетных комплексов появились во 2-й половине 1950-х гг. Это 2К1 «Марс», 2К4 «Филин» и 2К5 «Коршун». Все они находятся с подробными аннотациями в экспозиции зала. Эти комплексы были еще весьма несовершенны и по целому ряду показателей не отвечали предъявляемым к такому виду ракетных комплексов требованиям. В небольшом количестве они на короткое время принимались на вооружение.

 

В 1960 г. на вооружение принимается совершенный по тому времени ракетный комплекс 2К6 «Луна» (аналог «Марса»). Дальность стрельбы этого комплекса ракетой 3Р10 с ядерной боевой частью составляла
10–32 км, а ракетой 3Р9 в обычном снаряжении — 12–45 км. Но уже в 1964 г. в войска начал поступать высокоманевренный (на колесной базе), надежный в эксплуатации ракетный комплекс 9К52 «Луна-М» с дальностью стрельбы, достигающей 67 км.

 
Пусковая установка 2П2 с ракетой 3Р1 тактического ракетного комплекса 2К1 «Марс». 1958 г.

И наконец, в 1975 г. на вооружение был принят тактический ракетный комплекс третьего поколения 9К79 «Точка» с дальностью стрельбы до 70 км. Его отличает высокая точность попадания ракеты в цель, в том числе при пуске с марша с неподготовленной в топогеодезическом отношении позиции. Комплекс характеризуется высокой надежностью и удобством в эксплуатации, а также длительным сроком службы. В 1989 г. поступил на вооружение модернизированный вариант «Точки» — комплекс 9К79-1 «Точка-У», в котором значительно увеличена дальность стрельбы (до 120 км), повышена точность стрельбы и улучшены другие характеристики. В экспозиции зала представлены ракеты этих комплексов, фотографии пусковых установок, ветровое ружье ВР-2М и ЭВМ 9В53 для подготовки данных пуска, а также экспозиционный комплекс, посвященный начальнику Главного ракетно-артиллерийского управления (1965–1983) маршалу артиллерии П. Н. Кулешову.

 

В связи с появлением ракетно-ядерного оружия важнейшей составляющей послевоенной противовоздушной обороны страны, в том числе и Сухопутных войск (СВ), стали зенитно-ракетные комплексы. В 1958 г. на вооружение войск ПВО и Сухопутных войск принимается первая отечественная подвижная система С-75. Вторая ступень ракеты этого комплекса, которой 1 мая 1960 г. был сбит разведывательный самолет США У-2, обломки этого самолета, фотографии командования и личного состава дивизиона, сбившего У-2, демонстрируются в зале.

 

Однако эта система, разработанная для войск ПВО страны, не удовлетворяла по целому ряду причин требованиям, предъявляемым к мобильным средствам прикрытия Сухопутных войск в условиях маневренных боевых действий, в связи с чем во 2-й половине 1960 — 1-й половине 1970-х гг. были разработаны и приняты на вооружение ПВО Сухопутных войск мобильные зенитно-ракетные комплексы: армейский большой дальности 2К11 «Круг» (1965), дивизионные средней дальности 12К12 «Куб» (1967), «Оса» (1972) и «Оса-АКМ» (1975); полковые малой дальности «Стрела-1» (1968) и «Стрела-10» (1976) и переносной ЗРК «Стрела-2» (1968).

 

В 1980-х гг. на вооружение войсковой ПВО стали поступать более совершенные и принципиально новые многоканальные (для двух и более одновременно наводимых ракет) зенитно-ракетные комплексы второго поколения: армейский ЗРК «Бук» (1980), дивизионный «Тор» (1986) и широко известная многоканальная мобильная универсальная зенитно-ракетная система С-300В (1988), создававшаяся для фронтового звена Сухопутных войск и предназначавшаяся для прикрытия важнейших объектов данных войск от ударов тактических и оперативно-тактических баллистических ракет.

 

В 1983 г. на вооружение принимается оригинальный зенитный комплекс, сочетающий пушечное и ракетное вооружение, — зенитный пушечно-ракетный комплекс (ЗПРК) «Тунгуска», а в последствии ЗПРК “Панцирь С1“ и “Сосна“. На смену переносным ЗРК типа «Стрела-2» приходят новые высокоэффективные переносные зенитно-ракетные комплексы «Игла-1» (1981) и «Игла» (1983). Ракеты названных комплексов (кроме С-300В), макеты и модели, фотографии пусковых установок, средств обнаружения и наведения ракет с подробными аннотациями представлены в экспозиции этого раздела.

 

Завершают экспозицию материалы, посвященные освоению космоса и первому в мире космонавту Ю. А. Гагарину. Здесь представлены нагрудный знак «Летчик-космонавт» и целая серия медалей, нагрудных знаков, плакеток, посвященных космическим полетам, юбилейным датам и другим событиям космической одиссеи. В витринах размещены схемы космических кораблей «Восток», «Восход» и «Союз», а также орбитальных станций «Салют» и «Мир» и многоразовой космической системы «Энергия» — «Буран», другие материалы.

 

В турникете помещены фотографии отечественных космонавтов, совершивших космические полеты по декабрь 1999 г.

 

В экспозиции зала по периметру размещены портреты ученых и конструкторов ракетно-космической техники, военачальников и космонавтов.

« Вернуться назад