История инженерных войск до 1917 г.

Военно-инженерное искусство как один из элементов военного дела появилось в глубокой древности. Уже тогда египтяне, греки, славяне искусно применяли в качестве строительных материалов дерево, глину, камень и формировали отряды, которые занимались сооружением осадных машин. Это были своеобразные инженерные войска древнего мира. Истоки отечественного военно-инженерного искусства также уходят в глубокую древность. Наши предки — древние славяне при защите своих земель и поселений возводили укрепления, строили мосты, прокладывали пути, подготавливали переправы через реки.

Общий вид зала

На подиумах зала размещены макеты оборонительных сооружений восточных славян. Эти укрепления строились из дерева и земли. В зависимости от размеров и мощи оград они назывались острожками, городищами (от слов «городить», «огораживать»). Наглядным примером устройства оборонительных сооружений может служить модель ограды древнего поселения Березняки (в Ярославской обл.), изготовленная на основе археологических данных. Это поселение существовало уже в III–IV вв. и было раскопано в 1934–1935 гг. Оно относится к древнейшим восточнославянским укреплениям, из которых выросли затем русские города. Городище было расположено на крутом косогоре, омываемом р. Сонохтой. Ограда его состояла из двух массивных плетней. Промежуток, достигавший двух с половиной метров, был заложен землей и бревенчатой стеной.

 

Древнерусское государство — Киевская Русь к середине X в. стало одним из крупнейших в Европе. Постоянная угроза нападения воинственных соседей — варягов, хазар, печенегов, половцев — требовала особых мер для защиты государства. Крупные города, подобные Киеву, Чернигову, Переяславлю, Галичу, были обнесены мощными стенами. На востоке, юге и западе Киевской Руси возводились пограничные укрепления. Типичный пример устройства оборонительных сооружений того времени показан на макете фрагмента городской стены древнего города Белгорода (ныне село Белгородка в 25 км к западу от Киева), построенного в X в. Город был укреплен киевским князем Владимиром Святославичем в 991 г. и являлся одним из важнейших заградительных пунктов на подступах к столице древнерусского государства. Основа ограды — трехстенные срубы (городни), заполненные кирпичом-сырцом или глиной и обсыпанные землей. Ограда сохраняла свое оборонительное значение даже при уничтожении огнем ее верхней деревянной части. Макет участка ограды представлен в зале.

 

Примером сочетания камня и дерева в оборонительных сооружениях XII в. являются Золотые ворота (часть укрепления города Владимира на Клязьме), построенные из белого известняка (1158–1164) в годы княжения Андрея Боголюбского. Золотые ворота — одно из древнейших каменных сооружений на территории России. Ворота представляли собой проезжую каменную башню с церковкой наверху. К башне примыкали стены деревянной оборонительной ограды. Подъемный мост дополнительно усиливал оборону, прикрывая при поднятии ворота башни. «Золотыми» ворота назывались потому, что массивные дубовые створы их первоначально были обиты золочеными медными листами. Перестроенные в XIX в. после сноса укреплявших их с боков городских валов, ворота сохранились до нашего времени. Макет Золотых ворот демонстрируется в экспозиции.

 

Картина «Русский город-крепость XI–XVI веков» художника В.Измайловича воспроизводит элементы инженерного обеспечения древнерусских городищ.

 

На Руси в землях, не затронутых монголо-татарским нашествием, укрепления из камня, встречаются еще в XIII–XIV вв. Примером этого служат крепостные стены г. Порхова, построенные в 1387 г. Макет укрепленного города также представлен в зале. Стены толщиной 4, высотой — 8 м построены из тесаного камня и кирпича. Башни высотой до 10 м служили вспомогательным оборонительным сооружением и средством наблюдения за противником. Такие сооружения были типичными для Руси того времени.

 

На торцевых стенах зала размещены портреты великих князей московских Ивана III и его внука — первого русского царя Ивана IV Грозного (художник П. Сергеев). При Иване III в Москву стали приглашать для обучения инженерному делу иностранных специалистов. В годы его правления русские и итальянские архитекторы-фортификаторы возвели новый московский Кремль. При Иване Грозном стали создаваться специальные отряды — «посошная рать», прообраз инженерных войск. Они подразделялись на городников — специалистов в осадном искусстве, мостников — строителей дорог, «порочных дел» мастеров — строителей «пороков» (осадных машин). В походах впереди основных сил следовал небольшой отряд, который обеспечивал продвижение войск, то есть выполнял обязанности современных саперов. Отряд прокладывал дороги, наводил переправы, устранял препятствия, ремонтировал и возводил мосты. В зале можно увидеть вооружение и снаряжение русских воинов XVI–XVII вв.

 

Письменных документов, из которых была бы видна деятельность инженерных войск в русском войске допетровского времени, практически не сохранилось, но, что они существовали и широко применялись, сомневаться не приходится. Известно, что инженерные дела находились в ведении Пушечного (Пушкарского) приказа. Еще при штурме Казани в 1552 г. русские минеры, проделав четыре подкопа, подорвали в нескольких местах стены кремля, что предопределило успех штурма. Образцы средств взрывания XVI–XVII вв. (сосисы, палительные свечи, черный порох) демонстрируются в витринах.

 

Во время сражений русские войска использовали подвижное полевое укрепление, сооруженное из деревянных щитов, — «гуляй-город», передвигавшееся на полозьях или колесах. Сквозь бойницы «гуляй-города» можно было вести огонь по неприятелю. Первое упоминание о применении в бою этого сооружения относится к 1522 г. Фотореконструкция «гуляй-города» демонстрируется в зале.

 

На южных границах Русского государства от набегов крымских татар были сооружены засечные линии, или черты. Они включали в себя как естественные препятствия — леса, болота, реки, озера, овраги, так и искусственные — лесные завалы, засеки, валы, рвы, линии бревенчатых надолбов, деревоземляные укрепления. Ширина засечных черт достигала нескольких десятков метров.

 

Первая (Тульская) засечная черта была сооружена в 50-е гг. XVI в., ее протяженность достигала 1000 км. К югу от этой черты была организована специальная сторожевая служба, следившая за передвижениями врага. Летом засечную линию на р. Оке занимали русские войска, упреждая, таким образом, набеги татар. В 1630–1640 гг. в связи с перемещением границы Русского государства к югу была сооружена вторая крупная засечная чер-та — Белгородская. В экспозиции можно увидеть схемы этих засечных черт.

 

Появление огнестрельного оружия внесло поправки в строительство укреплений. При сооружении Новгородского кремля в 1483–1493 гг. в башнях и стенах были устроены «печуры» (казематы) для размещения артиллерии. Каменный Новгородский кремль построили в 1490 г., толщина его стен была доведена до 4,5 м.

 

Интереснейшим примером русского классического крепостного строительства XVII в. являются укрепления Кирилло-Белозерского монастыря (ныне г. Кириллов Вологодской обл.). Модель монастыря экспонируется в зале.

Московская башня Кирилло-Белозерского монастыря. Макет

Со стен его можно было вести огонь из ручного огнестрельного оружия, а с башен — из такого же оружия и пушек. Монастырская крепость выдержала осаду польско-литовских интервентов в 1612–1613 гг. и до 1616 г. отбила несколько вражеских нападений. Здесь же показана Московская башня Кирилло-Белозерского монастыря (макет в разрезе). Она была сложена из кирпича в 1667 г. и имела шесть боевых ярусов. Высота башни достигала 55, до зубцов — 25–30 м, диаметр — 20 м, средняя толщина стен — 3 м. Башня была приспособлена для ведения огня из пушек и ручного огнестрельного оружия.

 

На фотографии в зале можно увидеть Смоленскую крепость, построенную в 1596–1602 гг. выдающимся русским строителем Федором Конем. Она занимала важное стратегическое положение в системе крепостей Московского государства. Мощные крепостные стены длиной 6,5 км с 38 башнями достигали высоты от 13 до 19 м и были толщиной 5–6 м. В 1609–1611 гг. Смоленск в течение 20 месяцев выдерживал осаду войск польского короля Сигизмунда III. Город был взят штурмом лишь тогда, когда в его гарнизоне осталось лишь две сотни человек, способных сражаться.

 

Первым письменным источником, в котором описаны инженерные мероприятия обеспечения боя, является «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки», составленный в 1607 и дополненный в 1621 гг. дьяком Посольского приказа Анисимом Михайловичем Радишевским (Анисимом Михайловым) . В нем был изложен западноевропейский опыт военного дела того времени. Большое внимание уделялось вопросам военно-инженерного искусства: защите и осаде городов, устройству шанцев (траншей), минной и контрминой борьбе. В нем была дана передовая для своего времени система организации инженерных войск , включавшая в себя отряды шанцекопов (саперов), горокопов (минеров), а также переправочный парк из пяти возимых на повозках лодок. Титульный лист этого устава представлен на экспозиции.

 

Создателем регулярных инженерных войск по праву считается Петр Великий. В центре зала находится конная статуя первого российского императора (модель скульптора Б.-К. Растрелли). Это один из вариантов первого в России памятника Петру I. Свинцовая модель была отлита еще при жизни основателя Петербурга. Затем по распоряжению Павла I памятник был выполнен в бронзе и установлен в 1800 г. перед Михайловским замком.

 

Во время первой осады Нарвы в 1700 г. упоминается об использовании минеров. Ряд историков указывает на существование минерной роты в 1702 г. Примечательно, что ранее первых упоминаний о самих инженерных подразделениях появляется упоминание о создании учебного заведения для подготовки военных инженеров. 10 января 1701 г. Петр I издает указ об учреждении в Москве школы Пушкарского приказа, в которой готовили офицеров артиллерии и военных инженеров.

 

Следует отметить, что в те времена (как и ранее) инженерное дело считалось частью артиллерийской науки, и инженерные подразделения длительное время входили в штат артиллерийских частей. Это не случайно, так как, во-первых, именно артиллерия в первую очередь нуждалась в дорогах, переправах, сооружении фортов, прикрытии позиций минами; во-вторых, инженерное дело, как и артиллерийское, требовало людей грамотных, образованных («ученых»). 16 января 1712 г. Петр I приказал отделить инженерную школу от школы Пушкарского приказа и расширить ее. Следом он создает и Санкт-Петербургскую инженерную школу (1719), в 1723 г. переводит Московскую школу в Санкт-Петербург и объединяет их. В этих школах готовили унтер- и обер-офицеров инженерных войск. Для повышения привлекательности учебных заведений и чтобы подчеркнуть значимость инженерных войск, Петр I в Табели о рангах 1722 г. офицеров инженерных войск (впрочем, как и артиллеристов) числит на ранг выше офицеров пехоты и кавалерии. «Инженерные и минерные офицеры, как в рангах, так и в окладах от армейских офицеров выше для того, что они протчих офицеров, кои только одинарною шпагой служат, наукой превосходят…, а офицеры армии инженерству искусные, прежде иных до высших чинов производятся…», — писал Петр. Следует подчеркнуть, что первые учебные заведения для подготовки офицеров пехоты и кавалерии будут созданы лишь в 1731 г.

 

В 1712 г. Петр I решил упорядочить структуру русской армии. По его распоряжению были подготовлены штаты полков (штат — документ, в котором расписывается, сколько и каких подразделений иметь в полку, численность каждого подразделения). По штату артиллерийского полка от 8 февраля 1712 г. в нем кроме артиллерийских подразделений имелись минерная рота (75 чел.), инженерная команда (35 чел.) и понтонная команда (36 чел.). Примечательно, что инженерные подразделения составляли 14 % численности личного состава полка. Фотокопию этого штатного расписания можно увидеть в витрине.

 

В решающем сражении Северной войны (1700–1721) — знаменитой Полтавской битве 27 июня 1709 г. русские войска одержали блестящую победу над шведами. Успеху русской армии в этой битве во многом способствовала умелая инженерная подготовка поля сражения. Для того чтобы заставить шведскую армию развернуться преждевременно, до встречи с главными силами русских войск, была построена передовая позиция из двух линий редутов (шесть в первой линии и четыре во второй), перпендикулярных друг к другу.

 

В каждой линии между редутами были оставлены свободные промежутки, равные дальности ружейного огня, что способствовало устойчивости и активности обороны. Такое размещение редутов позволяло не только разобщить наступавшие шведские войска, но и поражать их огнем, а затем активно действовать русской кавалерии. В системе редутов была заложена идея инженерного оборудования местности для обеспечения обороны и последующего перехода в наступление. Это с документальной точностью воспроизведено на макете «Полтавское сражение», расположенном в центре зала.

 

Здесь же находится макет крепости Полтава, мужественно оборонявшейся под командованием полковника А. С.Келина в течение двух месяцев (с апреля по июнь 1709 г.) от многократно превосходящих войск Карла XII. Рядом представлены рисунки формы одежды русской армии: фузилеров пехотных полков (1700–1720), кузнеца и плотника (2-я четверть XVIII в.); кондуктора, унтер-офицера инженерной команды артиллерий-ского полка (начало XVIII в.). Подробно расписано инженерное вооружение русской армии 1-й четверти XVIII в. В витринах можно увидеть личное оружие воинов: ружье пехотное кремневое, пистолет кремневый, тесак саперный, саблю кавалерийскую, ружье конно-егерское.

 

В экспозиции находятся барельефы в память взятия Нарвы (1704), Дерпта (1704), Выборга (1710) и Штеттина (1713), выполненные в середине XVIII в., наградные и памятные медали петровского времени, а также медали, выпущенные к 100-летию Полтавской баталии и 200-летию Гангут-ского сражения.

А. Е. Коцебу. Штурм крепости Нотебург 11 октября 1702 г. 1846
 

На стене — большое батальное полотно «Штурм крепости Нотебург 11 октября 1702 года» (художник А. Коцебу). Картина не только рассказывает об одном из самых драматичных эпизодов Северной войны, но и дает представление о ведении осады и десантно-переправочных средствах того времени. На переднем плане — на фоне штурма крепости — царь Петр I командует мортирной батареей. Слева от него генерал-фельдмаршал Б.П.Шереметев принимает письмо шведского парламентера.

 

Нотебург, переименованный Петром I в Шлиссельбург (Ключ-город), стал первым форпостом русских войск на невских берегах. 16 (27) мая 1703 г. на Заячьем острове была заложена крепость Санкт-Петербург (Крепость святого Петра) — будущая столица Российской империи. Макет этой деревоземляной крепости и кронверка бастионного типа демонстрируется в зале.

 

Вторая половина XVIII в. отмечена дальнейшим развитием инженерных войск русской армии и совершенствованием военно-инженерного искусства.

 

В 1753 г. начальником инженерной школы назначается инженер-генерал Абрам Петрович Ганнибал (1697–1781) — знаменитый «арап Петра Великого», прадед А.С.Пушкина. Из этой школы был выпущен инженерным прапорщиком князь М.И.Голенищев-Кутузов. Он был направлен служить в Астраханский полк, командиром которого в то время был полковник А.В.Суворов.

 

К началу Семилетней войны в армии имелись только минерная рота (120 чел.) и понтонная команда (30 чел.). Но уже в 1757 г. минерная рота была развернута в инженерный полк (1830 чел.), а понтонная команда — в понтонную часть численностью 300 чел.

Парусиновый понтон обр. 1757 г. конструкции А. Немого. Модель

Полк обеспечивал ремонт дорог, строительство переправ, осуществлял траншейные, подземно-минные и другие инженерные работы. В витрине экспонируются схемы организации полка и титульный лист книги капитана Андрея Немого «Руководство к знанию о походных местах, употребляемых при войсках, а особливо парусиновых понтонов».

 

Во время Семилетней войны инженерные войска, кроме шанцевого (лопаты, кирки, пилы, топоры, ломы, пешни), измерительного и простейшего грузоподъемного инструментов, получают на вооружение парусиновый понтонный парк (набор элементов для устройства наплавного моста) конструкции А. Немого. Этот парк пробыл на вооружении русской армии более 150 лет, и только 103 года спустя с момента изобретения им вооружили свои инженерные части армии Западной Европы. Макет понтона конструкции А. Немого представлен в зале.

 

Много сделал для развития военно-инженерного искусства великий русский полководец А.В.Суворов. Во время русско-турецкой войны 1768–1774 гг. инженерные войска обеспечивали переправы через водные преграды, вели осаду крепостей.

Генералиссимус А. В. Суворов. К. К. Штейбен. 1815

В Итальянском и Швейцарском походах инженерные подразделения русской армии шли впереди наступавших колонн, прокладывая путь в условиях горно-лесистой местности. В экспозиции можно увидеть гравюру, посвященную взятию крепости Хотин (1769), литографию художника Б. Местропена «Штурм русскими войсками под предводительством А. В. Суворова турецкой крепости Измаил». В зале находится и портрет прославленного полководца кисти художника К. Штейбена (Штайбе).

 

Ярким примером успешного применения инженерных войск является штурм Измаила 11 декабря 1790 г. Суворов приказал организовать тщательную инженерную разведку крепости, а саперам возвести недалеко от нее подобные укрепления, на которых войска тренировались в штурме. Для заваливания рвов перед крепостной стеной саперы заготовили большое количество фашин (пучки хвороста, перевязанные веревками), штурмовых лестниц, возвели полевые укрепления для осадных орудий, прикрыли пути возможных вылазок турок рогатками, волчьими ямами. Саперы же на протяжении нескольких недель каждую ночь освещали крепость осветительными ракетами, имитируя начало штурма, чтобы изнурить гарнизон. В состав штурмовых колонн были включены пионерные подразделения: их задачей было проделывание проходов в заграждениях турок, подрывание стен. Свои задачи они выполнили успешно, что во многом обеспечило успех штурма. Участники его были награждены крестом «За взятие Измаила».

 

В конце XVIII в. император Павел I счел инженерные войска неотъемлемым элементом армии. По его приказу в 1797 г. был сформирован пионерный полк трехбатальонного состава, каждый батальон состоял из трех пионерных (передовых саперных) рот и одной минерной. В экспозиции представлен подлинный головной убор рядового пионера.

 

В результате государственных преобразований императора Александра I было создано Военное министерство (1802), в котором на правах самостоятельных отделов существовали артиллерийская и инженерная экспедиции. Каждая из экспедиций отвечала за свой род войск, его обучение, комплектование, вооружение. Так произошло практически полное отделение инженерных войск от артиллерии.
В артиллерийском ведомстве оставались лишь понтонные подразделения. Однако вплоть до 1918 г. инженерные войска носили форму, одинаковую с артиллерийской. Она отличалась лишь серебряным цветом металлического прибора обмундирования (против золотого у артиллерии) и эмблемами (скрещенные топоры вместо скрещенных пушек). В витринах можно увидеть акварели с изображениями формы одежды л.-гв. саперного батальона 1812–1825 гг., а также портрет генерал-майора Х.Ф.Шванебека (1763–1820) — шефа 1-го пионерного полка и вице-директора инженерного департамента.

 

Александр I развернул инженерные войска к 1803 г. до двух пионерных полков. На литографии демонстрируется изображение рядовых л.-гв. конно-пионерного эскадрона. Рядом в витрине — их вооружение: пехотное и конно-егерское ружья, кавалерийский пистолет, офицерская шпага, сабля и саперные тесаки.

 

Всего к началу Отечественной войны 1812 г. в русской армии имелось в полевых войсках 10 пионерных и минерных, а также несколько понтонных рот. В крепостях находилось еще 14 пионерных и минерных рот. В этих ротах не было солдат, а были только специалисты офицеры и кондукторы. Рабочая сила для инженерных работ набиралась из числа местных жителей, солдат пехоты. Уже в процессе отхода русских войск от границы инженерные войска во многом способствовали успеху этого маневра. Они возвели на пути следования русской армии 178 мостов и отремонтировали 1 920 верст дорог. Они же, отступая последними, сжигали на пути французов мосты, взрывали фугасы, разрушали дороги и т.п.

 

Сам по образованию военный инженер, генерал-фельдмаршал М. И. Голенищев-Кутузов прекрасно представлял себе, какую роль могут сыграть в боях инженерные подразделения. Вступив в командование русской армией, Кутузов объединяет под единым командованием генерал-майора П. Н. Ивашова (1767–1838) все пионерные роты в двух военных бригадах. Эти бригады сыграли большую роль в повышении устойчивости обороны русской армии на Бородинском поле, соорудив целую систему полевых укреплений. В экспозиции представлены чертежи русских инженерных сооружений, возведенных на Бородинском поле. Основные бои разгорелись за овладение Шевардинским редутом, батареей Раевского, Багратионовыми флешами. Об эти укрепления весь день Бородинского сражения разбивались атаки наполеоновской пехоты.

 

В центре зала находится макет Тарутинского укрепленного лагеря русских войск. Оставив Москву, М.И. Кутузов совершил фланговый маневр и занял позицию у села Тарутино, где был устроен укрепленный лагерь. С фронта лагерь был прикрыт р. Нарой. На правом берегу было оборудовано 13 флешей. На левом фланге, примыкавшем к лесу, устроены засеки и траншеи для караулов. Работы по укреплению лагеря выполнялись 5 пионерными и одной минерной ротами.

 

Готовя контрнаступление, Кутузов с тем, чтобы повысить подвижность войск, приказал Ивашову создать конный инженерный отряд в 600 чел., задачами которого стали: ведение инженерной разведки впереди наступающих войск, исправление дорог, восстановление мостов, отыскание бродов впереди войск, воспрепятствование французам, пытавшимся разрушать мосты.

 

Александр I, восхищенный эффективностью действий инженерных частей, в декабре 1812 г. приказал создать л.-гв. Саперный батальон.

 

К началу заграничного похода инженерные войска были развернуты в два пионерных и один саперный полки. Таким образом, число инженерных рот было доведено до 40.

 

В зале экспонируются многочисленные материалы, характеризующие организацию русских инженерных войск во время Отечественной войны 1812 г. Здесь помещены рисунки с изображением солдат-саперов, портреты офицеров инженерных войск. Среди них будущий декабрист С.И.Муравьев-Апостол — офицер корпуса инженеров путей сообщения; инженер-генерал П.Л.Шиллинг фон Канштадт — изобретатель электрического телеграфа и электрического способа взрывания. П.Л.Шиллинг предложил взрывать пороховые заряды и мины на расстоянии с помощью изобретенного им уголькового запала и гальванического тока, передаваемого по проводам. В качестве источника тока был использован вольтов столб. Свое изобретение он продемонстрировал в октябре 1812 г. в Петербурге, взорвав мины, установленные под водой в Неве.

 

В зале представлены следующие макеты: угольковый запал, вольтов столб, подводный фугас. Большой интерес представляют модели понтонов: для конно-пионерного эскадрона, саперный деревянный, носовой полупонтон системы Бираго, конно-пионерный понтон (кожаный).

 

Война выявила нехватку инженерных офицеров и возрастающую роль инженерных войск. В 1819 г. все инженерные школы были объединены в Главное инженерное училище. Это училище разместилось в Михайлов-ском замке, который с этого времени получил наименование «Инженерный замок». Училище стало основным учебным заведением инженерных войск на многие десятилетия.

 

В зале экспонируются копии документов, относящихся к истории военно-инженерного образования, выписки из Положения Главного инженерного училища, документы об образовании Николаевской инженерной академии. На стенах развешены портреты руководящего состава и выпускников училища и академии, таких как первый начальник созданного 24 ноября 1819 г. Главного инженерного училища генерал-майор Е.К.Сиверс, а также основоположник русской фортификационной школы генерал-лейтенант А.З.Теляковский.

 

Большое значение инженерные части имели во время осады крепостей. Они не только заготавливали материалы для осадных работ, строили батареи, вели подступы сапами, но и осуществляли подрывные работы. На картине художника А.Зауервейда запечатлена блестящая инженерная атака турецкой крепости Варна л.-гв. Саперным батальоном 23 сентября 1828 г. во время русско-турецкой войны 1828–1829 гг. Накануне атаки саперы подвели под вал второго бастиона минную галерею и заложили заряд. Унтер-офицер Андрей Шейневанде поджег палительную свечу, чтобы взорвать мину, но взрыва не последовало. Тогда он бросился обратно в галерею, сдул пепел, образовавшийся на сосисе от полностью сгоревшей свечи. Произошел взрыв, в результате которого под развалинами бастиона погибло более 600 турок. Погиб и сам отважный сапер.

 

В витринах демонстрируются медали «За турецкую войну 1828–1829 гг.», «В память взятия Карса», «В память взятия Браилова» и др., а также макеты инженерных сооружений того времени.

 

Значительный раздел экспозиции посвящен инженерному обеспечению боевых действий в период Крымской войны 1853–1856 гг.

Г. Ф. Шукаев. Бой на Малаховом кургане. 1856

К началу войны в русской армии имелось 9 саперных батальонов, один учебный батальон, два резервных батальона и два конно-пионерных дивизиона. Основным событием Крымской войны стала героическая оборона Севастополя, длившаяся с сентября 1854 г. по август 1855-го. Русские саперы проявили в те дни образцы мужества и героизма. Оборону Севастополя возглавлял адмирал В. Н. Корнилов. Его помощниками были вице-адмирал П. С. Нахимов и контр-адмирал В.И. Истомин. Военно-инженерное руководство оборонительными работами осуществлял бывший воспитанник Главного инженерного училища Э.И. Тотлебен.

 

В мирное время была допущена серьезная ошибка в создании Севастополя как крепости, сооружения которой не предусматривали штурма города с суши. Лишь с началом войны стали спешно возводиться полевыми инженерными частями оборонительные сооружения Севастополя. Созданная Тотлебеном система укреплений оказалась столь совершенна, что почти год выдерживала атаки англичан, французов и турок.

 

Примечательно, что когда в 1942 г. фашисты заняли Севастополь, они взяли под охрану памятник Тотлебену. Оказалось, что его систему укреплений подробно изучали в немецких академиях как доказательство превосходства немецкой нации (немец по происхождению, Тотлебен родился и вырос в России, окончил инженерное училище в Петербурге).

 

Впервые в истории военно-инженерного искусства по проекту инженера Бухмеера в 1855 г. через Северную бухту был построен за 28 дней наплавной мост длиною 940 м. Рельефный макет бухты помещен в зале. Здесь же экспонируется модель памятника Тотлебену, установленного в Севастополе.

 

Когда атаки русских укреплений оказались безуспешными, англичане и французы начали подземно-минную войну, делая подкопы под севастопольские укрепления. Однако русские саперы и здесь оказались на высоте. Они успешно вели контрминные галереи, использовали электрический способ взрывания. Достаточно сказать, что противник проложил всего 1280 м подземных галерей, а русские саперы — около 7 тыс. м.

 

Подземно-минными работами руководил штабс-капитан А.В.Мельников, почти непрерывно находившийся вместе с солдатами в минных галереях. Энергично действовал военный инженер полковник Ползиков.
В обороне Севастополя нашла творческое применение система укреплений, разработанная профессором Главного инженерного училища А.З.Теляковским. Портреты защитников Севастополя и их личные вещи представлены в зале. Здесь же картина Г.Шукаева «Бой на Малаховом кургане». На полотне изображен один из героев обороны Севастополя легендарный матрос Петр Кошка. У бруствера — организаторы обороны В.И.Истомин и Э.И.Тотлебен.

 

С появлением нарезной артиллерии стала развиваться и долговременная фортификация. Крепости опоясываются фортами, вынесенными впереди крепостей с таким расчетом, чтобы артиллерия противника не смогла поражать одновременно крепость и форты. В экспозиции зала помещен макет крепости Брест-Литовск как образец постепенного развития крепостного строительства от цитадели, окруженной укреплениями бастионного типа, до фортов, вынесенных на 3–4 км от крепостной ограды.

 

Живописные полотна «Крепость Новогеоргиевск», «Крепость Ивангород», «Внешний вид цитадели крепости Брест-Литовск», «Внутренний вид цитадели крепости Брест-Литовск» (художник М. Залеский) демонстрируют образцы отечественного фортификационного искусства 1-й половины XIX в. Здесь же находится портрет выдающегося русского инженера генерал-лейтенанта И. И. Дена (1786–1859), руководившего строительством этих крепостей.

 

Отечественная война 1812 г., революции в Европе 1848–1849 гг., Крымская война показали острую необходимость укрепления границ государства. Руководить этими работами должны были кадры хорошо обученных военных инженеров. Для этой цели в 1855 г. офицерские классы Главного инженерного училища были преобразованы в Военно-инженерную академию. Право поступления в нее имели офицеры, окончившие инженерное училище после двух лет службы и сдавшие приемные экзамены по следующим предметам: математике, дифференциальному исчислению, начертательной геометрии, топографии, полевой и долговременной фортификации, атаке и обороне крепостей, минному искусству, изящной архитектуре, элементарному строительному искусству, артиллерии, тактике, физике, черчению, русскому и иностранному языкам. Срок обучения в академии составлял два года.

 

В зале представлены портреты видных деятелей, окончивших Главное (Николаевское) военно-инженерное училище и Николаевскую инженерную академию. Среди них писатели Ф.М.Достоевский и Д.В.Григорович; физиолог М.И.Сеченов; композитор, музыкальный критик Ц.А.Кюи; историк Ф.Ф.Ласковский; художник К.А.Трутовский. В стенах академии трудился великий химик Д.И.Менделеев.

 

Новые правила приема в академию, предусматривающие необходимость двухлетней строевой службы перед поступлением в нее, значительно улучшили состав слушателей. Однако русско-турецкая война 1877–1878 гг. вновь потребовала специалистов военно-инженерного дела. В действующую армию было отправлено 42 слушателя академии.

 

При устройстве минных заграждений на Дунае в 1877 г. работами руководил видный русский минер М.М.Боресков (портрет его представлен в экспозиции). В зале демонстрируются мины, которые были установлены на Дунае. Успешному форсированию реки способствовало принятие на вооружение русской армии парка с металлическим понтоном конструкции Томиловского. В 1864 г. он заменил устаревший понтонный парк Андрея Немого. Модели понтонов Томиловского помещены в экспозиции.

 

На переднем плане картины художника Н. Дмитриева-Оренбургского «Переправа русской армии через Дунай у Зимницы 27 июня 1877 г.» изображен начальник 14-й дивизии генерал-майор М.И.Драгомиров на понтоне Томиловского.

 

В витринах и шкафах находятся личные вещи генерала М.Д.Скобелева — знаменитого «Белого генерала», портреты-миниатюры георгиевских кавалеров, шанцевый инструмент периода русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

 

Большой интерес представляет макет «Шипкинские позиции». На нем показаны позиции русских войск, оборонявших перевал, представлявший важнейший путь из северной Болгарии в южную. Он был занят 7 июня 1877 г. отрядом генерала Ф. Ф. Радецкого. 9 августа на этом участке турки предприняли наступление. Потеряв около 15 000 человек, турецкий военачальник Сулейман-паша прекратил атаки, но держал позиции русских под постоянным обстрелом. Применение электроуправляемых фугасов при обороне Шипкинского перевала позволило отразить несколько атак войск Сулейман-паши вообще без применения артиллерии и ружейного огня.

А. Д. Кившенко. Сражение у Шипки-Шейново 28 декабря 1877 г. 1894

Саперы же придумали и обучили русские войска в этой войне применению самоокапывания при закреплении позиций, что резко снизило потери от винтовочного огня турок. С этого момента в русской армии были введены малые пехотные лопатки, в обязательное имущество пехотных рот включены комплекты шанцевого инструмента. Один взвод в пехотной роте должен был обучаться выполнению основных задач инженерного обеспечения боя.

 

Объем инженерных работ наглядно показан на макете «Блокада Плевны в 1877 г.». На нем — участок местности под Плевной с укреплениями русских и турецких войск. При попытках взять Плевну штурмом (8, 18 июля и 26–31 августа 1877 г.) русские войска понесли большие потери (30 000 чел.), что заставило командование перейти к блокаде. Были построены новые батареи, возведены редуты, люнеты, траншеи, ложементы и землянки для солдат. Протяженность позиций достигла более 70 км при глубине до 2,5 км, на которых располагалось 120 тыс. русских и румынских солдат при 510 орудиях. 28 ноября 1877 г. турки сделали попытку вырваться из кольца блокады. Потеряв более 6 000 чел., гарнизон Плевны (50 тыс. чел. при 77 орудиях) капитулировал. В наклонных витринах размещены средства взрывания, шанцевый инструмент, награды, фотодокументы и другие экспонаты. Между макетами представлены плавучие мины, которые применялись на Дунае.

 

Русско-японская война 1904–1905 гг. и особенно героическая оборона Порт-Артура оказали огромное влияние на развитие инженерных войск. Значение полевых фортификационных сооружений в ходе войны непрерывно возрастало, постепенно отмирали старые типы — форты, редуты, люнеты. Они заменялись сплошными и отдельными окопами, траншеями, ходами сообщений.

 

Важным нововведением в военно-инженерном деле была заблаговременная подготовка тыловых позиций в глубину территории. Эти позиции значительно повышали стойкость и активность обороны. В это время впервые нашли применение различные фугасы. Умелая организация и руководство инженерным обеспечением при обороне Порт-Артура генерал-лейтенантом Р.И.Кондратенко позволили отразить четыре штурма, нанести японцам значительные потери (100 тыс. чел. убитыми). В зале установлен бронзовый бюст Р.И.Кондратенко. Здесь же рельефная карта Порт-Артура, минно-взрывные средства, шанцевый инструмент, применяемый саперами, портреты георгиевских кавалеров.

 

Поручик А.И.Дебогорий-Мокриевич в осажденном Порт-Артуре возглавил созданную им лабораторию инженерных заграждений, в которой было изготовлено 7тыс. саперных бомбочек, 5800 осветительных ракет и около 10000т взрывчатых веществ. Штабс-капитан М.Л.Зедгенидзе руководил подрывными работами, он взорвал 7 железнодорожных мостов.

 

Большую роль сыграла в дальнейшем развитии русских инженерных войск и военно-инженерного искусства Первая мировая война 1914–1918 гг. Воюющие армии, несмотря на большую насыщенность нарезным магазинным оружием, пулеметами и артиллерией, не способны были прорвать позиции противника, эшелонированные на большую глубину и прикрытые проволочными заграждениями. На подиумах в зале расположены подрывные средства для преодоления проволочных заграждений. В экспозиции представлены ножницы различных конструкций для проделывания проходов в проволочных заграждениях. Имеется макет удлиненного заряда-мины унтер-офицера Семенова. Заряд предназначен для проделывания проходов в проволочных заграждениях. Представлен макет инженерного плацдарма 6-го армейского корпуса Юго-Западного фронта.

 

В зале экспонируются портреты военного инженера, ученого генерал-майора К.И.Величко, автора 70 научных трудов по военно-инженерному делу, участника разработки проекта крепостей Порт-Артура и Владивостока; военного инженера, ученого, профессора генерал-лейтенанта В.В.Яковлева, автора трудов по инженерной подготовке; командира отряда минеров крепости Кронштадт капитана А.Н.Никитина, который в 1916г. установил на р.Западная Двина 400подводных фугасов.

 

Активной революционной силой выступили инженерные части в дни Октябрьского вооруженного восстания. На стендах размещены документы, экспонаты, фотографии и другие материалы, рассказывающие об участии инженерных войск в революционных событиях 1917г.

« Вернуться назад