История артиллерии с середины XIX в. до 1917 г.

Поражение в Крымской войне выявило необходимость давно назревших преобразований в Российской империи. Важнейшим из них стала отмена крепостного права в России согласно Указу императора Александра II от 19 февраля 1861 г. Также были проведены судебная, административная и военная реформы.

Реформирование армии и флота затронуло все области военного дела — центральное и местное военные управления, организацию и вооружение войск, подготовку офицерского состава, обучение и воспитание нижних чинов, судебное делопроизводство, медицинскую службу и т. д.

С января 1874 г. Высочайшим манифестом вместо рекрутских наборов была введена всеобщая воинская повинность. Призыву подлежало все мужское население, достигшее 21-летнего возраста. Срок действительной службы в сухопутных войсках составлял 6, на флоте — 7 лет.

Зал открывает портретная галерея деятелей, которые неразрывно были связаны с проводимыми в русской армии реформами. В центре — портрет императора Александра II (1855–1881), слева от него — портреты двух его родных братьев — генерал-фельдцейхмейстера великого князя Михаила Николаевича (1832-1909) и генерал-инспектора инженерных войск великого князя Николая Николаевича Старшего (1831–1891); справа — портреты генерал-майора Ореста Павловича Резвого (1811–1904), председателя Исполнительной комиссии по перевооружению армии, а с 1874 г. председателя Главного военно-ученого комитета; генерала от артиллерии Алексея Львовича Дядина (1791–1864) — председателя Комитета по артиллерийской части с 1847 г. (с 1859 г. Артиллерийский комитет) и военного министра генерал-адъютанта Дмитрия Алексеевича Милютина (1816–1912), занимавшего этот пост с 1861 по 1881 гг.

Особую роль Д.А.Милютин отводил реформам в артиллерии. Преобразования начались с реорганизации системы управления артиллерийским ведомством страны: был создан единый координирующий центр. В 1862 г. в результате объединения штаба генерал-фельдцейхмейстера и артиллерийского департамента было образовано Главное артиллерийское управление (ГАУ), осуществлявшее строевое, техническое, учебное, научное и хозяйственное руководство артиллерией. Одной из важнейших задач, стоящих перед ГАУ, стала организация производства всех видов артиллерийского вооружения, боеприпасов, артиллерийских приборов и других предметов артиллерийского снабжения.

Огромный вклад в перевооружение русской артиллерии внесли такие выдающиеся ученые, как создатель отечественной математической школы Пафнутий Львович Чебышев (1821–1894); основоположник современного материаловедения профессор металлургии Михайловской артиллерийской академии Дмитрий Константинович Чернов (1839–1921); великий русский химик Дмитрий Иванович Менделеев (1834–1907), разработавший вид бездымного пороха, который был принят на вооружение морским ведомством.

Непосредственно руководил техническим усовершенствованием материальной части артиллерии, постановкой артиллерийского образования и всеми мероприятиями в организации артиллерии товарищ (заместитель) генерал-фельдцейхмейстера с 1863 по 1877 гг. и первый начальник Главного артиллерийского управления генерал-адъютант Александр Алексеевич Баранцов (1810–1882).

Крымская война показала, что будущее за нарезным оружием. Гладкоствольные орудия стреляли картечью всего лишь на 600–700 шагов, дальность же стрельбы из нарезного стрелкового оружия достигала 800–1000 шагов. Неудовлетворительной была и кучность боя гладкоствольных орудий. Поэтому в области вооружения 60-е гг. XIX в. ознаменовались переходом от гладкоствольных орудий к нарезной артиллерии.

4-фунтовая нарезная дульнозарядная пушка обр. 1860 г.

В 1860 г. на вооружение русской армии были приняты нарезные орудия, однако они еще заряжались с дульной части ствола. Эти орудия явились промежуточным звеном между гладкоствольными дульнозарядными и шедшими им на смену нарезными казнозарядными орудиями. Два образца таких орудий открывают в зале собрание артиллерийских орудий. Это 4-фунт. (87-мм) полевая бронзовая нарезная пушка на железном лафете, принятая на вооружение в 1860 г., и ствол 12-фунт. (122-мм) крепостной гладкоствольной пушки, переделанный в нарезной. Представленные к этим пушкам снаряды показывают эволюцию боеприпасов. Прежние ядра были заменены продолговатыми снарядами с цинковыми выступами. В момент выстрела снаряд, двигаясь по каналу ствола, получал вращательное движение, в результате чего достигалась устойчивость снаряда на траектории.


Но несмотря на такой шаг вперед, по-прежнему слабыми сторонами названных орудий оставались низкая скорострельность и прорыв пороховых газов между поверхностью снаряда и стенками ствола. Специалисты видели решение этих проблем в заряжании орудий с казенной части и разработке надежных затворов.

О том, что русские конструкторы находили новые смелые технические решения, свидетельствует несколько орудий, разработанных Н.В.Маиевским, А.А.Адриановым, А.И.Плесцовым и И.В.Мясоедовым, для стрельбы дисковыми снарядами (здесь же представлены образцы боеприпасов к ним). Ожидалось, что применение дисковых снарядов позволит значительно увеличить дальность стрельбы (и действительно, по сравнению с гладкоствольными орудиями она возросла в 5 раз), но эти орудия на вооружение приняты не были, поскольку выявились их отрицательные стороны: большое рассеивание снарядов, невозможность применения взрывателей ударного действия и малая эффективность снарядов, в которые вмещалось небольшое количество взрывчатого вещества.

Новый этап в развитии русской артиллерии начался с создания надежного запирающего механизма-замка. Первыми нарезными казнозарядными отечественными артиллерийскими системами, принятыми на вооружение армии, были орудия обр. 1867 г. Эти орудия с клиновыми призматическими затворами поступили на вооружение не только полевой, но и горной, осадной, крепостной и береговой артиллерии. В экспозиции можно увидеть следующие орудия системы 1867 г.: 4-фунт. (87-мм) полевая, 3-фунт. (76-мм) горная, 9-фунт. (107-мм) полевая, 24-фунт. (152-мм) бронзовые пушки. Последняя до 1939 г. состояла на вооружении Петропавловской крепости: из нее ежедневно производились полуденные выстрелы и в случае наводнений. Материалом для изготовления стволов по-прежнему оставалась прочная бронза (кроме береговых орудий, представленных в конце зала, которые были стальными).

Изменения затронули не только конструкцию стволов, но и лафетов. Если до этого лафеты в русской полевой артиллерии были деревянными, то орудия 1867 г. уже устанавливались на железные лафеты с подъемными и поворотными механизмами.

Нарезные казнозарядные орудия имели следующие преимущества по сравнению с гладкоствольными: большие скорострельность, кучность, дальность стрельбы; объем разрывного заряда увеличился в 3 раза; облегчилась разработка трубок и взрывателей, снаряды получили правильный полет.

Представленные в зале боеприпасы для этих орудий дают возможность проследить эволюцию снарядов: на смену цинковым выступам приходит свинцовая оболочка, а затем и ведущие пояски (в результате чего был ликвидирован прорыв пороховых газов между стенками снаряда и стволом, что решило проблему обтюрации).

Создание качественно новой русской артиллерии тесно связано с именем выдающегося русского ученого-артиллериста, основателя научной школы баллистики генерала от артиллерии Николая Владимировича Маиевского (1823–1892). Он впервые создал теорию движения в воздухе продолговатых вращающихся снарядов, разработал методику составления таблиц стрельбы из нарезных орудий, непосредственно участвовал в проектировании, производстве и испытаниях многих нарезных и полевых орудий. Одна из его работ — «Курс внешней баллистики» — представлена в экспозиции.

При переходе к нарезным казнозарядным орудиям перед учеными-артиллеристами встала задача увеличения прочности орудийных стволов. Методику увеличения прочности разработали генерал от артиллерии Аксель Вильгельмович Гадолин (1828–1892) и Александр Александрович Колокольцов (1833–1904). Портреты этих ученых и конструкторов представлены в экспозиции зала.

По методу А. В. Гадолина ствол, имеющий тонкие стенки, усиленный с помощью стальных кожухов или колец, надетых на него в горячем состоянии, становился более прочным. Изготовленные таким образом стволы выдерживали огромное давление пороховых газов и получили название скрепленных. А.А.Колокольцов впервые в мире разработал и практически осуществил способ производства артиллерийских стволов со свободно вставленной трубой — лейнером. Эти решения используются и в настоящее время.

Одновременно с реформированием и перевооружением армии в 60-е гг. XIX в. в артиллерийском ведомстве происходило переоснащение армии современным ручным казнозарядным стрелковым оружием. Начало этому процессу было положено переделкой старых систем из дульнозарядных в казнозарядные. В больших вертикальных витринах показаны винтовки систем Карле обр. 1867 г., Крнка обр. 1869 г. и Баранова.

Развитие стрелкового оружия включало в себя не только создание новых винтовок, но прежде всего разработку новых патронов для них. На смену бумажным гильзам пришли металлические, надежно соединявшие все составные части заряда в единый унитарный патрон, прекрасно обтюрирующий и надежно предохраняющий содержимое от всех внешних воздействий. Однако с принятием на вооружение металлических гильз увеличилась масса ружейного патрона, и конструкторы вынуждены были искать способ ее уменьшения. Выход был найден в уменьшении калибра ружей. В 1868 г. на вооружение принимается новая винтовка. Генерал А.П.Горлов и капитан К.И.Гунниус на основе винтовки американского конструктора Х.Бердана создали винтовку с откидным (вверх) затвором и уменьшенным с 6 линий (15,24 мм) до 4,2 линии (10,67 мм) калибром, которая в России называлась «Бердана-1», а в Северо-Американских Соединенных Штатах — «русская винтовка». В 1870 г. на вооружение русской армии принимается 4,2-линейная (10,7-мм) винтовка системы Бердана обр. 1870 г. («Бердана-2»), у которой американский конструктор усовершенствовал затвор, сделав его продольно-скользящим, с поворотом при запирании. В двух соседних горизонтальных витринах демонстрируются образцы этих винтовок.

В 70-е гг. XIX в. перед учеными-артиллеристами и конструкторами артиллерийского вооружения всех стран встала проблема увеличения скорострельности артиллерийских систем. В России первым добился блестящих успехов в этой области выдающийся конструктор Владимир Степанович Барановский (1846–1879), создавший в 1872–1877 гг. целое семейство скорострельных орудий.

2,5-дюймовая скорострельная пушка В.С. Барановского обр. 1877 г. на упругом лафете 

Он разработал артиллерийские унитарные патроны под сконструированные им же полевые и горные пушки, что позволило увеличить скорострельность орудий до 10 выстрелов в минуту, поршневой затвор с самовзводящимся ударником, предохранителем от случайных выстрелов и выбрасывателем стреляной гильзы. Благодаря изобретениям В. С. Барановского Россия на два десятилетия опередила уровень развития артиллерийской техники в остальных армиях мира. Открывает собрание орудий, созданных В. С. Барановским, усовершенствованная им картечница Горлова — Гатлинга, являвшаяся прообразом созданных некоторое время спустя пулеметов. В. С. Барановский значительно облегчил и упростил ее. Картечницы применялись в полевой артиллерии до 1876 г. Портрет их создателя тоже помещен в зале. К сожалению, в 1879 г. жизнь этого талантливого русского конструктора трагически оборвалась при испытании унитарных снарядов, однако затворы В. С. Барановского оказались настолько совершенными, что принципы их устройства воплощаются в конструкциях затворов и современных орудий.

Новая русская артиллерия получила боевое крещение в русско-турецкой войне 1877–1878 гг.

Обученная лучшими специалистами Англии, Германии и других европейских стран, опасавшихся усиления влияния России на Балканах, турецкая армия считалась сильным противником. Она была хорошо вооружена английскими переделочными винтовками системы Снайдера, новыми винтовками системы Пибоди — Мартини, у турецкой кавалерии состояли на вооружении американские винтовки системы Винчестера. Это оружие можно увидеть в витринах с трофеями, взятыми русской армией.

В зале представлены орудия обеих противоборствующих сторон. Это русская 24-фунт. осадная длинная пушка обр. 1867 г. на лафете конструкции А. В. Дядина, из этого орудия вели огонь по турецким укреплениям в районе Плевны. На стволе видна вмятина, которую во время боя оставил осколок вражеского снаряда. Присутствовавший при этом тогдашний начальник Артиллерийского музея полковник Н. Е. Бранденбург ходатайствовал о передаче орудия в музей на вечное хранение. Рядом помещена восьмисантиметровая турецкая полевая стальная пушка обр. 1873 г. системы Круппа из числа трофеев, взятых русскими войсками под Плевной.

Среди других трофеев, представленных в зале, можно увидеть турецкое знамя и ключи от г. Ольты. О храбрости и героизме русских воинов рассказывают знаки отличия на головные уборы, учрежденные в память сражений русско-турецкой войны 1877–1878 гг., и модель памятника «Слава», который был открыт 12 октября 1886 г. в годовщину победы при Горном Дубняке на Измайловском проспекте перед Свято-Троицким собором в Петербурге и состоял из 138 стальных и бронзовых трофейных орудий. К сожалению, этот красивый памятник был разобран в 1930 г.

В зале представлены батальные картины известных художников, отобразивших героические подвиги русских воинов в боях на Балканском и Кавказском театрах военных действий в 1877–1878 гг.

А. Н. Попов. Защита «Орлиного гнезда» 12 августа 1877 г. 1893

Среди них полотна Н. Дмитриева-Оренбургского «Артиллерийский бой под Плевной» и «Атака лейб-гвардии Гренадерского полка на турецкие позиции под Горным Дубняком», картина А. Кившенко «Нижегородские драгуны, преследующие турок по дороге к Карсу», картина «Орлиное гнездо», написанная участником русско-турецкой войны художником А. Поповым, на которой изображен один из боевых эпизодов героической обороны Шипкинского перевала.

Русско-турецкая война дала армии ценный боевой опыт. Уже в ходе войны началось перевооружение отечественной артиллерии орудиями обр. 1877 г. Впервые в истории развития артиллерии орудиям было дано название по боевой характеристике — дальнобойные. Для достижения большей дальности стрельбы стал использоваться новый крупнозернистый порох, позволивший резко увеличить начальную скорость снарядов, что в свою очередь потребовало увеличения прочности стволов. Для орудий полевой, крепостной и осадной артиллерии применили стальные стволы. У представленной в экспозиции 42-лин. (107-мм) батарейной пушки ствол стальной, скрепленный кожухом по методу А.В. Гадолина. Затвор клиновой, цилиндропризматический. Для уменьшения отката за колесами расположены откатные клинья. Представленные орудия снабжены боковыми подвижными прицелами, позволяющими учитывать поправки на деривацию (отклонение вращающегося снаряда в полете) и боковой ветер. Все стволы системы 1877 г. были сконструированы Н. В. Маиевским и А. В. Гадолиным. По их методике стволы малых калибров скреплялись кожухами, а больших — кольцами в 1–3 слоя, как у представленного в экспозиции орудия.

Боеприпасы к орудиям по видам и назначению в целом остались прежними — шрапнель, гранаты, но на смену свинцовой оболочке пришел медный ведущий поясок в нижней части снаряда и медное центрирующее утолщение в верхней его части, что улучшило обтюрацию, препятствуя прорыву пороховых газов из заснарядного пространства, и придало снаряду большую устойчивость, что в свою очередь привело к увеличению дальности стрельбы и улучшению кучности.

В течение 80–х гг. XIX в. шло совершенствование артиллерийских орудий, лафетов и боеприпасов по опыту войны 1877–1878 гг. Признанным центром не только подготовки артиллерийских кадров, но и развития научной мысли во 2-й половине XIX в. стала созданная в 1855 г. из офицерских классов Михайловского артиллерийского училища Михайловская артиллерийская академия. В ней преподавали, занимались наукой и конструированием такие выдающиеся ученые, как А. В. Гадолин, Н. В. Маиевский, П. Л. Чебышев, А. А. Фишер (их труды представлены в витринах). В академии осуществлялась подготовка специалистов с высшим артиллерийским образованием. Все конструкторы артиллерийского вооружения 2-й половины XIX и начала XX вв. проходили курс подготовки в этой академии и работали в ней. На стенде, посвященном Михайловской артиллерийской академии, можно видеть фотографии ее зданий на Выборгской стороне в Петербурге, здесь же представлены нагрудные знаки об окончании Артиллерийского училища и Артиллерийской академии, научные труды ученых академии с пояснительными текстами.

В славном ряду ее питомцев стоит имя Александра Петровича Энгельгардта (1836–1907), портрет которого также есть в экспозиции. Им были сконструированы не только лафеты к орудиям обр. 1877 г., но и все передки и зарядные ящики 70–80-х гг. XIX в. Еще в ходе русско-турецкой войны 1877–1878 гг. выявилась необходимость иметь в полевой артиллерии орудия навесного огня для стрельбы мощным снарядом, но попытки стрелять с лафетов при больших углах возвышения приводили к поломкам оси лафета. А. П. Энгельгардт решил эту сложную задачу, применив каучуковые буфера и опорную тумбу. Им была создана 6-дюймовая (152-мм) полевая мортира обр. 1885 г. на колесном лафете. Мортиры данного типа нашли свое применение в русско-японской войне.

Войны последней четверти XIX столетия вызвали необходимость значительного увеличения огневых возможностей артиллерии путем создания новых, более мощных взрывчатых веществ и перехода к скорострельным артиллерийским орудиям. Решением этих задач занимались русские ученые-артиллеристы и конструкторы артиллерийского вооружения в течение последнего десятилетия XIX и в начале XX вв.

Первым образцом такого орудия стала легкая полевая пушка обр. 1895 г. Это оружие, разработанное под бездымный порох, стало переходным к скорострельным системам и именовалось орудием «ускоренной стрельбы». Если внимательно посмотреть на дульный срез, то можно заметить свободную трубу-лейнер по методу А. А. Колокольцова. Лафет конструкции А. П. Энгельгардта.

Приказом по военному ведомству от 5 января 1895 г. для ручного стрелкового оружия и всех видов артиллерии был введен бездымный порох. Создание его и налаживание промышленного производства определили пути развития пороходелия еще в начале 90-х гг. XIX в. Над снаряжением артиллерийских снарядов новыми взрывчатыми веществами — пироксилином и мелинитом работал штабс-капитан Сергей Владимирович Панпушко (1856–1891). Выпускник Михайловской артиллерийской академии, к большому сожалению для русской военной науки, трагически погиб при испытании снарядов.

Следующим шагом в утверждении отечественной скорострельной артиллерии было создание 3-дм. (76-мм) полевой скорострельной пушки обр. 1900 г., разработанной в Санкт-Петербурге на Путиловском заводе при участии Н. А. Забудского и А. П. Энгельгардта. В ней применены быстродействующий поршневой затвор с запирающим, ударным и выбрасывающим механизмами и предохранителем; упругий лафет и сошник, тормоз отката и каучуковый накатник; угломер, позволяющий вести стрельбу с закрытых огневых позиций. Суть этого метода показана на стенде «Стрельба с закрытых огневых позиций». Здесь же размещены фотографии родоначальников разработки метода — капитана Карла Георгиевича Гука и генерал-майора Эдуарда Федоровича Форселеса, обложка книги К. Г. Гука «Закрытая стрельба полевой артиллерии», изданной в 1882 г. Метод стрельбы был закреплен в Правилах стрельбы артиллерии 1891, 1903 и 1904 гг. и использован в боевой подготовке войск.

Боевые действия в ходе русско-турецкой войны 1877–1878 гг. с применением рассыпного строя убедили в необходимости резкого увеличения скорострельности ручного стрелкового оружия. Конструкторы разных армий для решения этой задачи обратились к созданию магазинных винтовок. Первоначально оружейники переделывали однозарядные винтовки в магазинные (такие переделочные образцы размещены в большом вертикальном шкафу). Однако скоро стало ясно, что будущее принадлежит самостоятельным конструкциям. В России главную роль в создании магазинной винтовки сыграл капитан Сергей Иванович Мосин (1849–1902). В зале представлены портрет этого замечательного оружейника, первые опытные образцы винтовок его конструкции и основного конкурента бельгийского конструктора Леона Нагана. Здесь же главное детище Мосина — 3-лин. магазинная винтовка обр. 1891 г. с заводским № 1 Сестрорецкого оружейного завода, принятая на вооружение специальной комиссией после проведения испытаний 119 образцов магазинных винтовок. В соседних витринах представлены мосинские пехотная, драгунская и казачья винтовки.

Простота конструкции и безотказность действия обеспечили винтовке Мосина долгую жизнь. Фактически без существенных изменений «трехлинейка» в течение 60 лет состояла на вооружении Русской, Красной, а затем — Советской армий. В 1907 г. на основе мосинской винтовки обр. 1891 г. принимается на вооружение первый русский карабин, а в 1907–1910 гг. она подвергалась первой модернизации, основным содержанием которой стала разработка нового патрона с остроконечной пулей. В процессе модернизации был также изменен прицел, и вместо антабок (для плечевого ремня) появились специальные «глазки». В витринах представлены и первый русский карабин и модернизированная мосинская винтовка. В 1894 г. С. И. Мосин был удостоен большой Михайловской премии и назначен начальником Сестрорецкого оружейного завода.

27 января 1904 г. с внезапного нападения японского флота на русскую военно-морскую базу в Порт-Артуре началась русско-японская война.

Ф. А. Рубо. Атака Новочеркасского полка в бою при реке Шахе. 1907

Это первая война машинного периода, в которой было применено автоматическое оружие. В 1895 г. в России на вооружение армии были приняты пулеметы системы Максима, усовершенствованные по сравнению с пулеметами обр. 1889 г., на станке лафетного типа (представлен в экспозиции раздела порт-артурской эпопеи). К началу войны они состояли только на вооружении крепостей, в полевом бою не применялись. Многие военачальники были настроены по отношению к автоматическому оружию скептически. Война заставила всех признать, что будущее за автоматическим оружием. К началу военной кампании на вооружении русской армии состояла лишь одна пулеметная рота на Дальнем Востоке — 8 пулеметов, несколько пулеметов на вооружении крепости Порт-Артур и 12 — во Владивостоке. К концу войны на полях сражений было уже 370 пулеметов. Напротив пулемета в зале расположена трофейная 75-мм японская пушка обр. 1898 г. системы Арисака. Общий ход боевых действий представлен на карте. Здесь же можно увидеть плакаты-лубки «Японская военщина просит помощи у дяди Сама», а также рассказывающие о мужестве русских воинов: «Подвиг поручика Лесевицкого» и «Подвиг батареи полковника Смоленского». В витринах помещены наградные сабли и шашки, полученные офицерами за героизм и храбрость, проявленные в бою. Здесь же представлены портреты организаторов и героев обороны Порт-Артура — адмирала Степана Осиповича Макарова (1848–1904) и генерал-лейтенанта Романа Исидоровича Кондратенко (1857–1905).

В разделе порт-артурской эпопеи экспонируются фотографии известных русских артиллеристов, в свое время преподававших в Офицерской артиллерийской школе и разрабатывавших способ стрельбы с закрытых огневых позиций, который был апробирован на полях сражений русско-японской войны. Подполковник Алексей Григорьевич Пащенко и полковник Владимир Алексеевич Слюсаренко, фотографии которых представлены в экспозиции, в боях под Ташичао, Ляояном и на р. Шахэ доказали преимущество этого способа в единоборстве русских батарей с японскими.

В связи с применением нового метода стрельбы значительно усложнилось управление огнем артиллерии. Это видно на фотографии «Управление с командного пункта огнем 45-й артиллерийской бригады». В боях на р. Шахэ в октябре — ноябре 1904 г. в русской армии были сделаны попытки централизованного управления огнем артиллерии в масштабе корпуса. Так, в 5-м Сибирском корпусе управление огнем всей артиллерии корпуса возглавил начальник позиции корпуса.

Разрабатывались принципиально новые артиллерийские приборы. В витрине «Артиллерийские приборы» наряду с квадрантом и зрительной трубой показаны новые угломеры. В соседней витрине демонстрируются Георгиевская лента и навершие от знамени 16-го Восточно-Сибирского полка, принимавшего участие в обороне крепости Порт-Артур. Здесь же экспонируется картина известного русского баталиста Ф.Рубо «Атака Новочеркасского полка в бою на реке Шахэ».

Русским военным принадлежит первенство в разработке минометов. В ходе героической обороны Порт-Артура лейтенант флота Н.Л.Подгурский предложил переделать и использовать для борьбы в полевых условиях морские метательные аппараты. В октябре 1904г. капитан Л.Н.Гобято вместе с мичманом С.Н.Власьевым сконструировали специальную мину, приспособив для ее доставки к цели 47-мм морское орудие. Это и были первые в мире минометы. В экспозиции представлены портреты их создателей, чертеж шестовой оперенной мины, фотография «Выстрел из морского метательного аппарата, установленного на позициях в Порт-Артуре».

В разделе, посвященном русско-японской войне, представлен комплекс береговых орудий того времени. Первой экспонируется 9-дм. береговая мортира обр. 1877 г., изготовленная по проекту Н.В.Маиевского. Она принимала участие в обороне Порт-Артура. После его освобождения от японцев в 1945 г. была в 1948 г. передана в Артиллерийский исторический музей как реликвия русской боевой славы.

Следующая пушка стала первым в мире нарезным орудием береговой артиллерии. Это 8-дм. опытная береговая стальная нескрепленная пушка, разработанная Н.В.Маиевским и под его руководством изготовленная в 1864г. (лафет системы С.С. Семенова на поворотной раме). При испытании из этого орудия было произведено более 700 выстрелов, вследствие чего решен вопрос о принятии для береговой артиллерии орудий, заряжаемых с казенной части. Слева от этого орудия представлена 9-дм. береговая пушка обр. 1867г.

Опытная 8-дюймовая стальная нескрепленная береговая пушка (1863 г.) и 9-дюймовая береговая пушка обр. 1867 г.

Ствол орудия стальной, скрепленный кольцами; изготовлен в 1871 г. по проекту Н.В.Маиевского, установлен на лафет системы С.С.Семенова на поворотной раме. И наконец самое сильное орудие береговой обороны периода русско-японской войны — 11-дм. береговая пушка обр. 1867 г.

По снарядам к этим береговым орудиям, представленным в экспозиции, можно проследить эволюцию боеприпасов: со свинцовой оболочкой, медным ведущим пояском, медным центрирующим утолщением и медным ведущим пояском и центрирующим утолщением, составляющим одно целое с корпусом снаряда.

Введение на военных флотах сильнейших держав мира броненосных судов произвело переворот в береговой и морской артиллерии и побудило все государства заняться изысканием новых металлов для изготовления бронебойных снарядов, так как снаряды из чугуна крошились при встрече с броней, не разрушая ее. В России эту проблему решил адмирал С. О. Макаров, который проявил себя не только как выдающийся флотоводец, но и как замечательный ученый. Он предложил снабжать снаряды наконечниками из мягкой стали, что значительно повысило эффективность стрельбы по бронированным кораблям. Такой «макаровский» снаряд представлен возле броневой плиты, насквозь изрешеченной на опытных стрельбах.

По окончании русско-японской войны артиллеристы русской армии приступили к полномасштабному изучению опыта боевых действий, использования артиллерийской техники, способов боевого применения артиллерии и методов огневого поражения как апробированных предвоенных, так и родившихся в ходе войны.

А. Долгов. Артиллерия на маневрах. 1904

С появлением новых образцов материальной части артиллерии и боеприпасов, внедрением новых способов боевого применения артиллерии в русской армии и метода стрельбы с закрытых позиций совершенствовались боевая выучка и мастерство артиллеристов. В немалой степени способствовало этому проведение состязательных стрельб. В витринах представлены призы за первенство в стрелковых и артиллерийских спортивных состязаниях, юбилейные подарки, Правила стрельбы, наставления и руководства службы.

Основным разработчиком Правил стрельбы с закрытых огневых позиций и организатором их освоения была Офицерская артиллерийская школа (ОАШ) и блестяще подготовленный коллектив ее преподавателей и ученых, осуществлявших наряду с проведением учебных занятий и большую учебно-научную работу. Еще в 1896 г. школа по заданию Главного артиллерийского управления проводила испытания различных образцов орудийных и командирских угломеров, буссолей и других приборов для наводки орудий в цель при закрытой стрельбе. В результате на вооружение артиллерии были приняты командирский угломер и батарейная буссоль, разработанные преподавателями школы полковниками В. Н. Михаловским и В. Д. Туровым. В связи с совершенствованием материальной части артиллерии, способов и методов ее применения потребовалась и разработка новых приборов наблюдения, разведки и управления огнем. В 1906 г. была принята на вооружение оптическая панорама для 3-дм. пушки обр. 1902 г., а в последующем — и для других полевых орудий. В витринах и шкафах представлены разработанные в ОАШ приборы, портреты ее преподавателей, их научные труды.

Во многом дальнейшему развитию и совершенствованию русской артиллерии способствовали исследования генерал-лейтенанта Николая Александровича Забудского (1853–1917) — ученика Н. В. Маиевского, специалиста в области внешней и внутренней баллистики и материальной части артиллерии. В зале экспонируются его портрет и научные труды. Большой вклад в развитие теории стрельбы артиллерии и других отраслей артиллерийской науки и техники внес генерал-майор Василий Михайлович Трофимов (1865–1926), портрет которого также можно увидеть в зале.

В 1902 г. на вооружение русской армии была принята новая 3-дм. (76-мм) полевая скорострельная пушка обр. 1902 г., прекрасные качества которой подтвердились на полях сражений русско-японской войны.

3-дюймовая полевая скорострельная пушка обр. 1900 г.

Обращают на себя внимание ее совершенные противооткатные устройства и люлька, по которой во время стрельбы движется ствол орудия. Опыт русско-японской войны послужил причиной для дальнейшего совершенствования материальной части этих орудий. Начиная с 1906 г. они стали оснащаться щитовым прикрытием и совершенным дуговым панорамным прицелом. Орудия этого образца были одними из лучших для своего времени, с успехом применялись в Первой мировой войне, перешли на вооружение Красной армии и после модернизации в 1930 г. состояли на вооружении вплоть до окончания Великой Отечественной войны. В зале экспонируется такая пушка вместе с передком к ней обр. 1902 г.

Напротив этих пушек выставлен интересный экспонат — пулемет Максима с воздушным охлаждением. В 1888 г. император Александр III лично испытывал его в манеже Аничкова дворца.

Пулемет системы Максима с воздушным охлаждением

Работа по усовершенствованию пулемета Х. Максима была продолжена на Тульском оружейном заводе, в результате чего был принят пулемет Максима на станке системы А.Д.Соколова (1887–1924). Этот станок оказался настолько удачным, что просуществовал на вооружении около 30 лет вплоть до конца Великой Отечественной войны. Образец такого пулемета на станке Соколова представлен в экспозиции.

Необходимость воевать в горных условиях потребовала создания более легких, приспособленных для перевозки вьюками орудий, с более крутой, чем у полевых пушек, траекторией полета снаряда. Таким орудием в русской армии явилась первая отечественная 3-дм. скорострельная пушка обр. 1904 г. Обуховского завода. Но из-за некоторых ее недостатков основным орудием горной артиллерии стала 3-дм. (76-мм) горная пушка обр. 1909 г., предложенная Путиловским заводом. Она и патрон к ней с 3-дм. фугасной тротиловой гранатой представлены в экспозиции.

Рядом с горными орудиями помещены принятые на вооружение 48-лин. (122-мм) полевая гаубица обр. 1909 г., 6-дм. (152-мм) полевая гаубица обр. 1910 г. и боеприпасы к ним. С такими орудиями Россия вступила в Первую мировую войну.

Для разведки стреляющих батарей противника и отдельных орудий поручиком Н.А.Бенуа в 1909 г. была создана первая в мире звукометрическая станция, определяющая координаты стреляющего орудия по звуку выстрела. Комплект приборов такой звукометрической станции имеется в зале. Это был совершенно новый вид артиллерийской разведки, впоследствии широко применявшийся на полях сражений Первой мировой войны.

Особое место в экспозиции, посвященной предвоенному периоду, занимают музейные предметы и материалы, свидетельствующие об успехах русских оружейников в области создания автоматического ручного стрелкового оружия. Среди первых опытных систем автоматического ручного оружия числится оригинальная конструкция, созданная Я.У.Рощепеем. Фотография конструктора и его автоматическая винтовка представлены в витрине рядом с винтовками В.Г.Федорова обр. 1912 и 1913 гг., в следующей витрине представлен образец первого в мире автомата, созданного В.Г.Федоровым в 1916 г., и фотография первого в мире подразделения автоматчиков. За создание автоматической винтовки обр. 1912 г. В.Г.Федоров получил большую Михайловскую премию, выдававшуюся один раз в пять лет.

1 августа 1914 г. началась Первая мировая война. Схемы сражений маневренного периода войны — гумбиненского и галицийского — экспонируемые в зале, свидетельствуют об успешных действиях русской артиллерии, особенно во встречном гумбиненском сражении 20 августа 1914 г., закончившемся разгромом 8-й немецкой армии. Уже в самом начале войны в августе 1914 г. в боях у деревень Быхов и Голензова русские артиллеристы впервые в мире применили для засечки стреляющих батарей противника звукометрические станции Бенуа.

Переход войны в позиционную фазу вызвал острую потребность в оружии ближнего боя. Появляется новый вид артиллерии — траншейная.

П. П. Карягин. «Ужас войны. Дошли!» Атака русской пехоты на германские окопы. 1918

В экспозиции — 37-мм траншейная пушка, сконструированная полковником М. Ф. Розенбергом. Она разбиралась на три части и легко переносилась с одного места на другое для непосредственной поддержки пехоты. Рядом с этой пушкой помещены образцы минометов и бомбометов, применявшихся во время войны, в том числе самодельных, изготовлявшихся в армейских мастерских непосредственно в зоне боевых действий кустарным способом из стреляных орудийных гильз.

95-мм бомбомет системы Василевского. 1915 г.

Только с 1916 г. начали поступать в войска 20- и 47-мм минометы конструкции капитана Е. А. Лихонина, а с 1917 г. — тяжелые минометы Ижорского завода. Бомбометы предназначались для стрельбы бомбами осколочного действия, а минометы — минами фугасного действия. Позади минометов экспонируется станок для запуска сигнальных ракет.

Появление и быстрое развитие в ходе войны авиации поставило перед артиллерией еще одну задачу — борьбу с самолетами противника. Уже в ходе войны была принята на вооружение 3-дм. (76-мм) зенитная пушка обр. 1915 г., оснащенная клиновым полуавтоматическим затвором. Его создателем был талантливый конструктор Франц Францевич Лендер (1881–1927). Им был разработан механизм автоматического открывания и закрывания затвора, что позволило увеличить скорострельность до 20–25 выстрелов в минуту. В зале на фотографиях можно увидеть испытание Ф. Ф. Лендером полуавтоматического затвора и саму 3-дм. зенитную пушку в боевом и походном положении. Здесь же и портрет конструктора. Ф. Ф. Лендер приступил к проектированию противосамолетного орудия перед самым началом Первой мировой войны, а первая зенитная батарея была направлена на фронт уже в марте 1915 г. Правда, за годы войны было создано всего лишь 36 орудий такого образца, поэтому из-за нехватки зенитных орудий для стрельбы по воздушным целям использовали 3-дм. пушки обр. 1900 и 1902 гг. на специальном зенитном станке, модель которого можно увидеть здесь же в экспозиции.

В двух вертикальных шкафах выставлены образцы ручного стрелкового оружия, применявшегося в ходе мировой войны, а также образцы военной формы солдат и офицеров русской армии этого периода.

Кивер офицера Л. — Гв. 1-й Артиллерийской бригады. 1909-1917 гг.

Опыт Первой мировой войны стимулировал совершенствование огнестрельного оружия. Был создан ружейный гранатомет, так называемая ружейная мортирка — своего рода прообраз современных подствольных гранатометов для стрельбы специальными ружейными гранатами. В витрине зала представлено оружие ближнего боя — отечественные и иностранные ружейные и ручные гранаты.

Не остался без внимания вопрос защиты солдат от осколков. В войска стали поступать стальные шлемы и нагрудники. Вместе с применявшимися во время войны приспособлениями для резки проволоки — специальными ножницами, надеваемыми на винтовку, и штыками с крюком они помещены в одной из витрин.

Заключительный раздел экспозиции зала посвящен боевому применению русской артиллерии в кампании 1916 г. Особенно результативными были ее действия в операции войск Юго-Западного фронта под командованием генерала от кавалерии Алексея Алексеевича Брусилова (1853–1927) в июне-сентябре 1916 г. Портрет генерала А.А. Брусилова, рисунки фронтовых художников Г. Верейского, А. Семенова, А. Пржеславского, подлинные фотографии периода Первой мировой войны — яркая иллюстрация тех событий.

В конце зала стоят орудия, захваченные у врага, — 80-мм австрийская бронзовая пушка, 150-мм германская тяжелая гаубица, а также очень интересные экспонаты — первый в мире итальянский пистолет-пулемет Ревелли и пулемет системы Кольта обр. 1914 г. с воздушным охлаждением. Завершают экспозицию русская 42-лин. (107-мм) полевая скорострельная пушка обр. 1910 г. — лучшее для своего времени орудие такого типа с большой дальностью стрельбы и сравнительно небольшой массой, а также документы и фотографии, рассказывающие о подъеме революционного движения в русской армии и участии солдат и офицеров в Февральской буржуазной революции 1917 г.

Таким образом, экспонаты зала дают возможность познакомиться с русской военной историей 2-й половины XIX — начала XX вв. и увидеть все виды вооружения руской армии того периода.

« Вернуться назад